Угрожали отрезать руку и согласились на "скидку": освобожденный из плена топ-чиновник дал первое интервью

29 ноября 2019, 07:19

Игорь Серов Игорь Серов

Валерия Людмирского в плену кормили фруктами, приносили книги и таблетки

После двух лет табу на интервью освобожденный из плена топ-чиновник "Укрзализныци" Валерий Людмирский согласился на беседу со СМИ. Напомним, в июле 2016 года его выкрала банда вооруженных похитителей на столичной Соломенке, а после злоумышленники потребовали от его родных выкуп в размере 10 млн евро. Денег за чиновника никто не заплатил. Была сформирована специальная группа из сыщиков полиции, которая 8 месяцев искала Людмирского. По словам главы МВД Арсена Авакова, начальник Департамента электроснабжения "УЗ" Людмирский стал первым за последние годы госчиновником, который был похищен, и за которого потребовали столь огромный выкуп.

Реклама

В интервью сайту "Сегодня" Людмирский впервые в подробностях рассказал, на чем "прокололись" похитители, каковы были шансы сбежать и как защищается сегодня от возможных опасностей.

Направляясь на интервью Людмирский предупредил, что будет говорить прямолинейно. На беседу он приехал прямо из клиники, где до сих пор аукаются последствия похищения. Во время похищения налетчики открыли стрельбу по его немецкой овчарке и убили пса. Одна из пуль попала в асфальт, осколки которого угодили в ногу Людмирского. Врачи до сих пор пытаются их достать.

- Валерий Маркович, о вашем похищении писала вся украинская пресса, при этом было много сомнительной информации. Расскажите в подробностях, что тогда произошло на самом деле?

Реклама

- Писали много. Через пару месяцев после возвращения я прочитал о себе много интересного. Сам даже не догадывался, что жил так интересно. Этим и было в первую очередь обусловлено желание не общаться с вашими коллегами.

Что касается 18 июля 2016 года, то похищение было в высшей степени профессиональным. Вечером, как обычно, я вышел на улицу выгулять собаку. Кстати, прогулки по вечерам были не в одно и то же время. Мог выйти в 21:00, а мог в 22:00 или вообще в 23:00. Но не менялось место выгула – площадка за домом. Собака была дрессированной и титулованной. Во время прогулки я обратил внимание на припаркованный рядом микроавтобус-"развалюху" грязно-кофейного цвета. В этот момент у меня позвонил телефон, на связи был приятель из Одессы. Как вдруг микроавтобус преградил мне путь, открылась дверь, выскочили двое с автоматами, в масках. Пес оценил происходящее как угрозу, встал на защиту и был тут же убит. Моей первой мыслью было то, что это нападение догхантеров, целью которых было убийство собаки прямо возле площадки для выгула.

Овчарка Цэс. Тот самый пес Валерия Людмирского

Овчарка Цэс. Тот самый пес Валерия Людмирского

В этот момент меня ударили в живот, закинули в микроавтобус, затем били в лицо. Одна из мышц с тех пор так и осталась атрофированной. При этом мне еще и связали руки, на голову надели маску. Когда проехали совсем немного, то меня пересадили в другую машину, а спустя еще некоторое время – в третье авто. Прошло около часа, после чего машина остановилась, меня из нее вывели и, как я потом понял, спустили в подвал. Уже после освобождения я узнал, что за мной следили последние три дня. Само похищение было в очень людном месте – соседи сообщили в полицию о стрельбе и похищении практически через несколько секунд. Да и место похищения выбрали не совсем понятное. В середине жилого комплекса, заставленного машинами, которые постоянно не могут разъехаться. Их могли заблокировать как минимум в четырех местах, а они проскочили как "по маслу".

Реклама

- За это время Вам что-то говорили? Требовали?

- На моих руках разрезали стяжку, сняли с меня маску и сказали, чтобы сидел тихо. А потом добавили: "Будешь шуметь – убьем". После этого закрыли дверь и все.

- Что было дальше?

Реклама

- Я осмотрелся. Увидел, что в этом подвале есть лежак, вода. Также увидел, что вся моя футболка в крови. Постарался умыться. Долго не мог остановить кровь из ран на лице и на ногах, где до сих пор остались, как пишут врачи, "инородные тела".

- По данным полиции, подвал был оборудован для продолжительного содержания заложников. Это правда?

- Да. Здесь была вода, унитаз, работал вентилятор в стене, даже бойлер висел. Позже я узнал, что стены были выложены из газоблока, который при строительстве укладывали плашмя, и в дополнение обшиты плитами. Также позже я узнал, что толщина потолка была около метра. Все было сделано с целью скрыть любые звуки в подвале. Кроме того, за стеной было точно такое же помещение. В дверях были установлены видеокамеры.

- Какими были первые дни плена?

- На следующее утро ко мне пришли мужчины в масках. Направляя на меня пистолеты, они приказали отвернуться. Как оказалось, так я должен был делать каждый раз, когда они заходили ко мне в подвал. Так вот, в один из моментов они предложили даже принести книги. Спросили о том, какие я предпочитаю. Принесли "Экспансию" Юлиана Семенова на украинском языке, которую я знал почти наизусть с детства, принесли "Записки маршала Малиновского", "Старую крепость", произведение О. Генри, "Сержанта милиции", Федорова "Подпольный обком действует" и остальное в таком же духе. Я эти книги раз по 10 перечитал. Также принесли бумагу, карандаши и кроссворды.

- Складывается впечатление, что это были какие-то нестандартные похитители. Они были заинтересованы в вашем хорошем моральном состоянии?

- Про моральное не знаю, а вот про физическое – да. Вам рассказать, как они меня кормили? Яйца, куриные крылышки, гречка, рис, суп, чай. Иногда яблоки, мандарины, виноград, но это было потом. Все это, плюс то, как они маскировались, вселяло маленькую надежду выйти из этого подвала живым. Я сказал, что страдаю от давления, и попросил принести таблетки. Принесли. После этого я попросил еще одни таблетки. Тоже принесли. Затем – еще одни. Тоже принесли. Затем начали приносить кроссворды. С кроссвордами были проблемы. Появлялись слова, которые ассоциировались с прошлым. Разобрался в японских кроссвордах – судоку. После этого только ими и спасался. Также периодически забирали на стирку мою одежду.

- Вы пытались с ними поговорить? Что они отвечали?

- Я пытался их разговорить. Спрашивал, чего именно они хотят. Пытался говорить с ними на разные темы. Это был монолог. Несколько раз спрашивал, а не перепутали ли меня с кем-то. Ответов не было.

Читайте также: Родные похищенного начдепа "Укрзализныци" назначили награду за его возвращение

В тренде
Снег и дождь подпортят праздник: какой будет погода 8 марта

- Вы ориентировались в датах или потеряли счет времени?

- Они принесли тетрадку и карандаш, чтобы я написал название лекарства. Так у меня появилась возможность писать. Я отмечал каждый день. Как потом показала жизнь, не ошибся. В начале октября попросил принести газеты. Принесли. Оказалось, что даты сошлись. В этой газете была статья о похищении человека на Петровке. В конце статьи вспомнили, что два месяца тому назад был похищен Валерий Людмирский. Тогда я узнал, что мой пес Цэс был убит пятью пулями. Я обратился к ним с просьбой – позвонить моей маме, которой 3 октября исполнилось 80 лет, или жене и сказать им, что я живой. Позже они мне сказали, что позвонили. Потом оказалось, что обманули.

- И все-таки, с июля по октябрь они не выдвинули никаких требований?

- Не по октябрь, а по декабрь. Практически конец декабря. Я вообще не понимал, что происходит. Разговоров о выкупе или других требований не озвучивалось. В газете я прочел, что была похищена женщина, а через 5 месяцев ее отпустили. Я прикинул, что, наверное, примерно и меня через 5 месяцев могут отпустить. Как говорится, надежда умирает последней. В начале ноября я попытался пошутить и сказал, мол, как будем Новый год встречать. На это они у меня спросили: "А ты здесь собираешься до зимы сидеть?". Я в очередной раз понял: если бы хотели убить, то давно сделали бы это. Заметил, что и я им надоедаю.

Непонятные события начали происходить в середине декабря. Эти двое пришли и сказали: "Тебя заказали, но мы тебя готовы отпустить за 10 миллионов евро". У меня майка стала мокрой. Таких денег у меня в природе не было. Я им ответил, что нет у меня таких денег. На что мне ответили, что такой выкуп по силам моему другу. Я же парировал, что это не так, и предложил проверить информацию у того, кто на меня навел. У друга таких денег тоже быть не могло и с какой стати он будет за меня платить, если он понимает, что я не смогу ему вернуть эти деньги?

- Чем закончился этот диалог, к какому выводу пришли?

- Они сказали, что запишут видеоинтервью со мной, адресованное моей жене, моему другу и сестре. Заставили сказать, что я живой и чтобы я сам попросил денег, потому что попал в беду. Через пару недель они мне сказали, что моя жена обратилась в полицию. Пригрозили, что если жена будет дергаться, то отрежут мне ногу или руку. Записали второе обращение. Грозились отрезать руку и отправить родным. После этого они стали реже приходить ко мне. В начале – через день, потом – через два, а последний месяц приходили раз в 3 дня. Принесли электрочайник, бутыль с водой, вермишель быстрого приготовления, пол-литровую банку для запаривания, хлеб, чай. По моей просьбе принесли теплое одеяло и обогреватель, а перед Новым годом даже подстригли. Кстати, при этом забрали бритвенные принадлежности. Видимо, считали, что на очередном видеоинтервью я должен был выглядеть заросшим. Ориентировочно 7 марта они пришли очень довольные. Я, было, подумал, может быть, они себе женщин сюда привезли. Мне они сказали, что дали хорошую скидку и договорились о моем освобождении. Потом от оперов я узнал, что в процессе переписки сторговались на 550 тысячах, только не знаю, в какой валюте. Сказали, что на процесс освобождения уйдет около месяца.

- Собственных попыток освободиться не предпринимали?

- Стены были выложены из газоблока, который был уложен таким образом, что толщина стен составляла 60 см. Несколько раз осматривал дверь. Дверь была металлическая, добротная. Кроме того, в их приходах не было цикличности.

- Как развивались события дальше?

- Четыре дня ко мне никто не приходил. 25 марта я услышал сверху над собой какой-то стук. Еще и мысленно выругался из-за того, что не дают спать. 26 марта снова такой же шум. И вдруг кто-то начал кричать: "Валера! Валера!". А они, те кто меня стерег, никогда не обращались ко мне по имени. Я ответил, мол, ну что такое. Мужской голос у меня спросил: Ты здесь? Я ответил, что где же я еще могу быть. На что услышал: "Брателло, нашли! Это полиция Киева". Я застыл в ступоре, я даже не осознавал, что меня здесь могут найти через 8 месяцев. Было сложно поверить, что это полиция. Вдруг услышал такое: "На двери провода. Она может быть заминирована. Тебе есть куда спрятаться?". После этого полицейские вызвали саперов, но оказалось, что это была не мина, а видеонаблюдение. Когда я выбрался из подвала, на улице было темно. Много полицейских машин, двое копов представились, это были начальник Нацполиции Сергей Князев и начальник киевского главка Андрей Крищенко. Первым делом я попросил позвонить родителям и жене. Но Серегй Князев попросил пока этого не делать.

- Какой была встреча дома?

- Дело в том, что сутки после освобождения меня прятали. В процессе розыска работники полиции отследили еще нескольких фигурантов и оперативники опасались того, что если охранники не выйдут на связь, то могут появиться другие участники банды с целью зачистки. Затем, 27 марта, была пресс-конференция в МВД. Когда встретился с женой, то мы проговорили четверо суток напролет. Трогательной была встреча с дочерьми и родителями…

- Наверняка Вам позже стало известно, благодаря чему или кому Вас нашли?

- Жена ни на секунду не опускала рук. Она была на приемах у Хатии Деканоидзе (руководила Нацполицией в 2015-2016 годах – Авт.) и Юрия Луценко (бывший генпрокурор), обращалась за помощью ко всем, к кому только могла. При этом выслушивая о том, что меня видели в Крыму, Канаде, Америке, Германии, Москве, Израиле и т.д. Так что я попутешествовал (смеется – Авт.). Много делали друзья. Одного из них спросили: "Вы так его ищете, он что, Вам денег должен?". Стоит сказать об отличной работе оперативников. Я обращался к министру Арсену Борисовичу, к главе Нацполиции Сергею Николаевичу с просьбой поощрить ребят, которые непосредственно вели это дело. Я не ожидал, что у нас в полиции сохранились такие спецы. Группа сыщиков, имея на руках мое видеоинтервью, направленное моему товарищу с gmail-почты, обратилась в США, где дали доступ к IP-адресам. Благодаря этому оперативники вычислили две точки в Киеве, откуда передавались сообщения. Одна из таких точек – ресторанчик на проспекте Победы в Киеве. Полицейские приехали туда, изъяли видеозаписи с камер наблюдения. Зная время отправления сообщений, они увидели, кто отправлял их в это время из ресторана. То есть, появились фото тех, кто имел отношение к моему похищению. Попутно выяснили, какие номера мобильных телефонов в данный момент фиксировались в этом районе. В деле целые "простыни" номеров телефонов. Таким образом, постепенно вычислили, что я могу находиться в селе Фастовец Киевской области. Парадоксально, но вычислили дом по потреблению электроэнергии. В этом доме существенно выросло потребление электроэнергии. Условно говоря, за год до похищения в доме потреблялось электроэнергии на 200 грн, а теперь – 1200. Вычислили дом и стали за ним усиленно наблюдать. Спустя некоторое время одного из тех, кто меня удерживал, задержали под предлогом того, что у него сомнительный номер на авто. Затем полиция задержала второго из тех, кто меня удерживал.

- Как сложилась Ваша судьба после освобождения? Наказаны ли виновные?

- Задержаны двое, которые меня охраняли. Они заявляют, что ничего не знают и связи разорваны. Я был на нескольких допросах у следователя. В этом деле четверо пострадавших – я, а также те, с кого требовали выкуп – жена, сестра и один из моих друзей. Следствие шло год, в начале 2018 года дело было передано в суд. Суд – это отдельная тема для разговора. Дело рассматривается в Фастовском суде. За полтора года только закончили читать обвинительный акт. На первом этапе дело просто затягивали. То обвиняемым становилось плохо и ждали скорую, то не могли найти переводчика – один из них является дагестанцем и гражданином России. То адвоката не могут найти, то у другого адвоката живот прихватил. Теперь обвиняемые участвуют в заседании по скайпу, а я должен ездить в Фастов, а это 65 км в одну сторону. В итоге, через полгода, прокурор предложил мне подписать мировое соглашение. Представляете? Прокурор! Тот, кто должен поддерживать государственное обвинение от лица не только пострадавших, но и от лица государства. То есть, в таком случае те, кто держал меня в заложниках, получили бы минимальные сроки – по 4,6 года. Откровенно, я был готов подписать мировое соглашение в обмен на то, что они назовут имя заказчика. Адвокат заявил мне, что они не знают этого. Тогда я написал список из 12 фамилий и показал им, но мне ответили, что ни одна из фамилий им не знакома. В списке были фамилии, которые они не могли не знать в т.ч. и фамилия моего товарища, которому они отправили видеозапись. После этого я сказал, что разговор закончен. И прокурор сразу потерял интерес к делу.

В прокурорскую группу были включены работники Фастовской прокуратуры, которые откровенно признавали, что все материалы дела находятся в Генпрокуратуре, а у них только обвинительный акт. В итоге получилось, что опера пашут, раскрывая преступление, а все остальные инстанции – не спешат. Вот такая реальная картина. В целом дело по поиску заказчиков приостановлено, все заглохло. Следователь направил мне постановление о приостановлении дела. Я до сих пор не знаю ни имени заказчика, ни мотивов. По подсчетам следствия, на покупку дома, обустройство подвала, покупку автомобиля и на мое содержание было потрачено около 100 тыс. долларов. Где уверенность, что заказчик не захочет вернуть себе эти деньги? Рано или поздно время все расставит на свои места. И, к тому же, нет ничего тайного, что не стало бы явным.

- Если заказчик неизвестен, не опасаетесь ли Вы того, что будете похищены еще раз?

- После освобождения на свой день рождения я получил анонимное письмо с требованием выплатить деньги. Я написал заявление в полицию. Результатов расследования я не знаю.

Что касается того, опасаюсь ли нового похищения, то я обязательно отвечу Вам на этот вопрос. (После этого Валерий Людмирский полез в карман куртки и достал оттуда пистолет с полной обоймой – Авт.) Думаю, я ответил на Ваш вопрос. Он весит 900 грамм. Думаете, мне его в кайф носить? Я устал жить с охраной, которую ко мне приставили по ходатайству следствия. Ребята выполняли свои инструкции, а я у бабушек на рынке не мог спокойно купить овощей. Когда они меня видели с охраной – а бойцы при полной форме и с пистолетами – то думали, что это пришли их гонять за несанкционированную торговлю.

- Все-таки, Вы хотя бы для себя можете ответить на вопрос о мотивах и заказчиках?

- Нет. Не могу. Я могу подозревать кого угодно. Чтобы быть уверенным в своей правоте, надо иметь на руках факты. У меня их нет. Следователь не дает возможность ознакомиться со всеми материалами дела. В суд ведь переданы только двое охранников, остальные участники похищения объявлены в розыск. Только нигде нет упоминания о мотивах и заказчиках. Допускаю, что, все-таки, это преступление связано с моей профессиональной деятельностью. Хотя хочется ответы на свои вопросы получить от следствия.


Напомним, по данным Генеральной прокуратуры, с начала года в Украине было зарегистрировано 517 сообщений о похищениях людей. В 66 случаях к таким преступлениям были причастны преступные группировки.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...
Хочешь быть в курсе последних событий?
Подпишись на уведомления. Показываем только срочные и важные новости.
Хочу быть в курсе
Я еще подумаю
Пожалуйста, снимите блокировку сообщений в браузере!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять