Андрей Кихтенко: "Наркодельцы больше всего боятся конфискации"

4 февраля 2019, 07:38

Корчинский Александр Корчинский Александр

Глава Департамента противодействия наркопреступности рассказал о самой острой наркопроблеме, нашем рекорде в международной операции "Павлин", об изъятии у преступников трусов-носков от кутюр и зарплатах своих сотрудников

Мы продолжаем разговор с начальником Департамента противодействия наркопреступности Национальной полиции МВД Украины Андреем Кихтенко (первая часть интервью здесь: "Новые наркотики — это угроза нацбезопасности": интервью с Андреем Кихтенко). Речь идет о наиболее острой, с точки зрения нашего собеседника, наркотической угрозе в нынешнее время в стране — о новых психоактивных веществах (НПВ), а также о других аспектах незаконного наркооборота и борьбы с этим явлением.

Реклама

— Андрей Александрович, сколько стоят у нас ныне НПВ?

— По-разному, но за 200 гривен вполне можно купить дозу. Например, 1 грамм PVP стоит около 700 грн. Что касается других наркотиков, то цена амфетамина за 1 грамм около 300—400 грн, таблетку экстази продают за 300 грн. Кокаин хорошего качества долгое время стоил примерно 200 долларов за грамм, сейчас можно купить за 150, а то и за 100 долларов. Но! Можно ведь купить и синтетический аналог  кокаина, за 300 гривен. Из числа тех самых НПВ. Более того, некоторые продавцы просто выдают синтетический аналог кокаина за натуральный. У нас были случаи, когда мы проводили оперативную закупку кокаина, а экспертиза показала, что это НПВ.

— Спайсы, миксы, соли — это одно и то же, или это разные вещества? 

— Спайсами называют курительные смеси. Это группа синтетических каннабиноидов, аналог каннабиса. Берут синтетический порошок либо кристаллы и любую травяную смесь, обычно не табак, ибо он подороже. Кристаллы или порошок специальным способом делают жидким и, например, из пульверизатора вручную наносят на сухую траву, разложенную на столе. И здесь таится большая опасность. Ведь обработать траву равномерно не получится, где-то наркотика окажется больше, где-то меньше. И наркопотребитель, покупая одну и ту же, казалось, дозу в одном месте, может получить разный эффект, вплоть до передозировки со смертельными последствиями!
Есть и медицинские проблемы с НПВ. Скажем, о классических наркотиках врачи все знают, могут оказать помощь. Но когда к ним попадает человек, принимавший неизвестно что, с неизученным эффектом воздействия, оказать квалифицированную помощь очень сложно.

Реклама

Солями обычно называют препарат alpha-PVP. Это НПВ, относящееся к амфетаминовому ряду. Они есть в виде порошков, есть в виде кристаллов. Особо экономные их разводят и вкалывают инъекционно, другие нюхают, третьи курят… Вариантов много.

Очень опасна группа фентанилов. Это аналоги опиоидов, что-то вроде синтетического героина. У нас, слава Богу, их почти нет, а на Западе с фентанилами большая проблема, есть немало смертей среди тех, кто принимал эту синтетику. Ибо дозы там очень маленькие и легко допустить передозировку.

—  И все же, какие наиболее массовые и опасные наркотики сейчас в Украине, с вашей точки зрения?

—  Наиболее острый момент сейчас с уже упомянутыми НПВ. Они постоянно появляются новые, нет исследований и понимания их воздействия на организм. Употребляются молодежью, сбываются через интернет, нам документировать их сложно. И ответов на все вопросы нет нигде в мире, для всех НПВ проблема. Однако по доле на рынке пока НПВ уступают каннабису, "уличному" метадону, другим опиатам, амфетамину, метамфетамину… Хотя наблюдаются тенденции, что многие наркозависимые делают свой выбор в пользу НПВ. Также получает развитие полинаркомания, когда человек употребляет не один, а несколько препаратов.

Очень важно своевременно предоставлять молодежи правильную и объективную информацию об НПВ. Опыт говорит, что многие из них считают, будто НПВ — безопаснее, чем курение табака, пиво и вообще алкоголь. Это настойчиво внедряют в сознание молодых людей продавцы препаратов. Пишут, например, что данное вещество абсолютно законно (его нет в перечне запрещенных препаратов, о чем подробно говорилось в первой части интервью. —  Авт.). И молодой человек сразу проводит параллель: раз законно, значит, безопасно. Пишут также, мол, это клубное движение по всей Европе и миру, присоединяйтесь, не пейте и не курите табак, присоединяйтесь к нам, употребляйте НПВ — и все будет хорошо! Увы, многие ведутся на такую рекламу. Проблему не решить силами одной полиции, тут должны работать многие ведомства, например, система образования. Надо все объяснять еще детям в школе, чтобы потом не было поздно. Необходимо системно проводить профилактические мероприятия, а не только бороться с последствиями правоохранительными методами.

Реклама

Я участвовал в совещании глав столичных районов, выступал и сказал, что инфраструктура Киева, как и других городов, используется наркоторговцами как рекламная площадка по сбыту новых наркотиков. Ведь есть балансодержатели зданий, на которые наносится реклама интернет-ресурсов по сбыту наркотиков, и нужно выработать механизм противодействия этому. Это надо делать совместными усилиями: полиция патрулирует, смотрит, чтобы здания не разрисовывали, если надпись все же появилась, балансодержатель быстро ее убирает, закрашивает… А перед этим фотографирует и направляет нам для проведения соответствующих мероприятий. На совещании я показал участникам фотографии двух харьковских студентов, которые пару дней назад скончались, употребив НПВ. Все были в шоке, оказалось, не все руководители знали о масштабах беды.

Кокаин. Специалист работает с изъятым наркотиком. Фото: пресс-служба Нацполиции Украины

— Назовите самое крупное или резонансное задержание наркотиков в Украине за последнее время.

—  В мае-июле 2018 года мы проводили операцию и задержали преступную группу, занимавшуюся поставками в Украину кокаина из Латинской Америки. Сначала в мае мы задержали в аэропорту Борисполь курьера, у которого изъяли 4 кг кокаина. Через месяц взяли второго курьера с двумя килограммами кокаина. За это время мы накопили немало информации и доказательств, чтобы задержать других членов группы. Взяли, в частности организатора, гражданина Турции, а также его "правую руку", тоже гражданина Турции, и двух человек, которые вербовали и координировали курьеров. Задержали и нескольких курьеров, доставлявших товар ранее (все, кроме двух турок, —  наши граждане). Подробнее говорить не могу, работа по этой группе продолжается совместно с коллегами из Турции и других стран.

Реклама

Резонансное задержание было в Харькове, где мы изъяли 160 кг трамадола, причем в порошке, что бывает нечасто. В мире к трамадолу повышенное внимание, потому что это одновременно и наркотик, и обезболивающее средство, пользуется большим спросом и у террористов, которые могут его использовать, например, для снятия боли во время боевых действий при огнестрельных ранениях. Разумеется, первым делом было установить происхождение препарата, ибо он производится, в том числе и у нас, более того, в том же Харькове на фармпредприятии. Но эксперты дали отрицательный ответ — сделано не там. Мы продолжаем еще работать по этой теме, хотя, скорее всего, порошок завезли контрабандой, возможно, из Индии.

В апреле я участвовал в международном совещании по борьбе с наркотиками, оно проходило в Роттердаме под эгидой DEA (Управление по борьбе с наркотиками в США). Там как раз докладывал глава соответствующего ведомства Египта о ходе международной операции "Павлин", именно по борьбе с незаконным оборотом трамадола. И было приятно услышать лестные слова в адрес Украины по поводу рекордного задержания трамадола.

Трамадол. В этих бочках было найдено 160 кг опасного вещества, пользующегося спросом у террористов. Фото: пресс-служба Нацполиции Украины

В тренде
Коронавирус не отпускает: в Украине стало больше заболевших
Фото Reuters/Gleb Garanich

Буквально на днях мы задержали группу, которая сбывала в особо крупных размерах экстази. Задержали сбытчика, у которого в общей сложности оперативно закупили 1400 таблеток экстази, и его сообщников, которые отвечают за безопасность. Это вооруженные люди, которые осуществляли контрнаблюдение и находились рядом в микроавтобусе.  У каждого из них изъяли пистолет и три помповых ружья в машине, все серьезно. Кроме того, у них обнаружили оперативный талон (!) с липовой подписью начальника полиции, но очень качественно сделанный, и множество разных номеров на автомобиль, причем все именно под эту модель. В машине также изъяли еще 1000 таблеток экстази, и 600 "марок" ЛСД. Там расследование продолжается.

Экстази. Задержание одного из наркодельцов. Фото: пресс-служба Нацполиции Украины

Что касается задержаний в сегменте интернет-продаж наркотиков, не буду забегать вперед, однако скажу, что готовим ряд важных операций, которые, по нашим ожиданиям, должны серьезно повлиять на этот рынок в Украине.  

— А есть в Украине главный наркобарон, вроде как свой Пабло Эскобар?                              

— Такого нет. Но есть люди, уже легализовавшие свои капиталы, сами в руки не берущие наркотики, но стоящие, по нашей оперативной информации, за многими операциями, влияющие на криминогенную обстановку.

Воры в законе стоят за этим?

— Это тонкий вопрос. Мы понимаем, что деньги от торговли наркотиками до них доходят. Однако задокументировать это достаточно сложно. Хотя все равно через деньги на воротил преступного мира выйти проще, чем через сами наркотики, от которых они отделены многими посредниками. Если при отработке какой-то группы в поле нашего зрения попадает близкое окружение вора в законе, мы эту информацию направляем нашим коллегам из Департамента стратегических расследований, которые занимаются этой категорией лиц. 

Успех операции зависит не только от изъятых препаратов, даже не столько от них, а от арестованного имущества, счетов, наличных денег серьезного преступника. Когда-то давно мне коллега из Великобритании сказал, что любой преступник, занимающийся торговлей наркотиками, понимает, что рано или поздно попадет за решетку, и морально к этому готов. Но ни один из них не готов при этом потерять все, что нажил "непосильным трудом". Поэтому у них после ареста изымается буквально все, даже трусы и носки, если они от кутюр. Преступник "обнуляется", вот тогда операция считается успешной. Мы тоже идем по этому пути — в 2017 году было изъято имущества и наложен арест на 29 млн гривен, в 2018-й — свыше 50 млн. Этого недостаточно, но мы наращиваем усилия.

— Расскажите немного о самом департаменте, кадрах, насколько укомплектованы, какие зарплаты…

— Когда мы приступили к реформированию подразделений по противодействию наркопреступности, разделили процесс на два этапа. Пока идет первый, начали с центрального аппарата. В начале прошлого года провели качественный набор в департамент. Каждый претендент прошел множество тестов, в том числе на полиграфе. Затем с теми, кто показал хороший результат, беседовала специальная комиссия, куда помимо представителей Нацполиции входили, например, сотрудники FBI и DEA. Таким образом, набрали сотрудников. Затем подняли вопрос их обучения современным методам работы. И в прошлом году около 70 сотрудников прошли такое обучение, или за границей, или занятия проводили иностранные эксперты в Украине. Далее, это вопрос материально-технического обеспечения, благодаря помощи наших иностранных партнеров уровень оснащенности нашего подразделения сейчас очень высокий, плюс руководство Нацполиции выплачивает повышенные премии тем оперативникам, которые показывают хорошие результаты. Так что наши сотрудники всесторонне мотивированны, они хотят и могут обучаться, развиваться и работать. 

— Какая у них в среднем зарплата?

— В среднем оперативный сотрудник получает около 13—14 тысяч гривен в месяц, но если он показывает хорошие результаты и дополнительно премируется, он может получить до 20 тысяч (например, если провел резонансную операцию). Да, это не сверхприбыли, и я говорю сотрудникам: за ними идите в частный бизнес. Я же могу вам обеспечить комфортные условия и интересную работу, в том числе условия для профессионального и личного развития, включая заграничное обучение. Разумеется, знание английского поощряется, многие сотрудники, имевшие неплохую базу, но подзабывшие язык, у нас его восстанавливают, потому что немало дел связано с международным сотрудничеством. Уже есть и личные контакты, когда, без бюрократии, можно позвонить коллеге за рубеж и согласовать тот или иной вопрос, попросить помощи, посоветоваться. Это очень ускоряет нашу работу.

Конечно, я реалист и понимаю, что соблазны в нашей работе остаются. Да, у сотрудников есть машины, компьютерная техника, в этом году мы должны въехать в новое здание, где будет просторнее и комфортнее, но… Каждый год мы теряем сотрудников, которым не доверяем. Подчеркну: не тех, кого поймали за руку, таких у нас уже нет, а потерявших по тем или иным причинам доверие. В этом плане мы тесно сотрудничаем с Департаментом внутренней безопасности. Так же дело обстоит и с руководителями наших областных подразделений. Скажу, что за не очень долгое время мы 8 из 25 таких руководителей уволили. Это не значит, что все они коррупционеры, факторов много, кто-то просто профессионально не справляется, вот и приходится расставаться.

— Влияет ли на ситуацию с наркопреступностью война на Донбассе?

— Информации о существенном влиянии у нас нет. Есть отдельные моменты, например, видим на стене предложение о продаже наркотиков и… номер телефона! Странно, думаем, давно все анонимно в интернете, а тут телефон. И сразу понимаем, что находится этот телефон на временно неподконтрольной Украине территории. Но на данный момент мы не видим влияния вооруженного конфликта на наркоситуацию в стране.

Напомним, недавно в Херсонской области разоблачили канал поставки амфетамина. Копы отметили, что, по ценам "черного рынка", стоимость изъятого наркотика составляет два миллиона гривен.

Также мы писали о том, что в Украине могут декриминализировать хранение наркотических средств с целью собственного употребления

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять