Число украинских политзаключенных в России растет

26 декабря 2016, 00:32

События на ТК Украина

Сейчас в России в СИЗО и лагерях, как и в 37-м выполняющих свои страшные функции, находятся 44 наших политзаключенных

Мы находимся в архиве Службы безопасности Украины. Здесь хранится более ста тысяч дел украинских политзаключенных. В каждой из этих коробок – изувеченные судьбы и десятки лет тюрем и лагерей. Кому-то из этих людей предъявляли терроризм, кому-то шили шпионаж, кто-то сказал неправильное слово в адрес товарища Сталина. И все они проходили в суде как антисоветчики. Таким считали и нашего украинского поэта Василия Стуса – это всего лишь небольшая часть из его масштабного уголовного дела. К сожалению, такими же делами пополняются сегодня архивы в России, где обвиняют в терроризме, судят и отправляют на десятки лет в лагеря наших украинцев.

Реклама

Украинец, крымчанин Геннадий Афанасьев был осужден в России в конце 2014 за терроризм. Когда он оказался в Сибири, в лагере, ГУЛАГе, который и бывшим-то не назовешь, когда отчаянье захлестнуло настолько, что ни о чем хорошем просто не думалось, его фактически спасло письмо с посланием из прошлого.

Никуда не делся неподвластный здоровому разуму цинизм, с которым задерживают, а потом судят ни в чем не повинных людей, не изменились ни методы, ни средства, с помощью который выбиваются нужные следователям показания.

Самые изощренные и жестокие пытки применяли те, кто когда-то на шевронах носил надпись "СБУ", теперь – "ФСБ". Свои. Чтобы выслужиться перед оккупационной властью.

Реклама

В 37-м Лариса Ивановна, которая буквально на днях отпраздновала 97–летие, была наивной девушкой, свято верившей в комсомол, партию и светлое будущее. Но уже тогда понимала, что реальность отличается от того, что рассказывают партийщики, жить становилось отнюдь не легче.

Но самым страшным и непонятным для комсомолки Молодецкой – это девичья фамилия Ларисы Ивановны, были аресты: знакомых, сослуживцев, родственников. Однажды "Черный воронок" приехал и за ее отцом, учителем украинского языка в сельской школе. Таких, как ее отец, были тысячи….

Реклама

Комсомолка Лариса поделилась тяжелыми мыслями со своей подругой.

Подруга, как ответственная гражданка, не упустила возможности обличить отступницу и написала куда следует. Мы нашли в архиве эти документы.

За слова, которые она даже не говорила, Лариса Ивановна получила шесть лет лагерей. Еще два года пришлось провести в ГУЛАГе просто потому, что во время войны было не до зэков, тем боле политических.

Реклама

Сейчас в России в СИЗО и лагерях, как и в 37-м выполняющих свои страшные функции, находятся 44 наших политзаключенных. Большинство из них либо крымские татары, либо люди, задержанные в Крыму.

В тренде
В Украине падают темпы вакцинации от COVID-19. В некоторых регионах за сутки – ни одной прививки
Фото: REUTERS/Pavlo Palamarchuk

Нужно было материализовать "Правый сектор" в Крыму – подвернулись Сенцов и Кольченко. Ни один ни второй в организации не состояли, а Кольченко вообще – ярый противник крайнего национализма.

Похожая история с Карпюком и Клыхом.

Их обвиняют в том, что они воевали в Чечне, хотя, ни один ни второй там просто не бывали.

Тамара Ивановна, мама Стаса Клыха, плачет каждый день.

Чтобы опорочить тогда действующего премьера, две человеческие судьбы для следственного комитета Российской Федерации – не преграда. Воевали – и точка.

Рассчитывать на справедливость, на то, что разберутся, – по меньшей мере, наивно.

Пока из российских тюрем удалось вытянуть единицы: Савченко, Солошенко, Афанасьева. Остается еще сорок четыре. И это только те, о ком знают. Поэтому о них не молчат, поэтому России они неудобны, и есть надежда, что наши вернутся домой.

Эту и другие новости вы можете посмотреть в выпуске информационной программы "События недели" на канале "Украина". 

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять