Дворянка на своем огороде выставила бюсты вождей пролетариата

17 октября 2007, 08:13

Конова Наталья

Прадед Людмилы — аристократ, отец сидел в ГУЛАГе с Солженицыным, а она тянет в дом памятники вождям пролетариата.

Потомственная дворянка, дочь узника ГУЛАГа Людмила Дейнека подбирает выброшенные памятники вождям революции. Жители Глухова называют ее усадьбу "Люсин музей". В коллекции женщины благородных кровей 22 изваяния Ленина, 2 — Сталина, Чапаев, Энгельс и герои войны. Всего — более 40 экспонатов.

Реклама

Самые большие памятники, те, которые красовались на центральных улицах городка и окрестных сел Людмила поставила во дворе. Чтоб не раздражать соседей — противников коммунистического режима — спиной к домам. Самый высокий — мужчина и женщина патриотично взялись за руки. "Этот обелиск разбили в селе Перемога, — подходит к нему хозяйка "музея" Людмила Николаевна. — Я за свои деньги наняла машину. Нашелся порядочный человек и поймал мне кран прямо на дороге. Сгрузили куски, а мы потом с двумя студентами пединститута склеивали их с помощью цемента. В палисаднике один из самых больших и самых любимых экспонатов Людмилы — памятник генерал-майору Руденко, который погиб освобождая Глухов от фашистов.

Рядом — три Ленина и Сталин. Ильич стоял на сахарном заводе. Сталина свергли сотрудники известкового еще в 53 году, но одна из работниц припрятала его у себя в сарае, а потом отдала Людмиле.

"Это тоже Сталин, — переходит к экспонатам поменьше Людмила, — Только он — неликвид. Это Горький". Его привезли в совхоз им. Горького. Но срочно понадобился Сталин и железобетонному Максиму добавили нос."

ВОЖДЬ И КАПУСТА. Одинаковые портреты Ильича украшают теперь веранду. Людмила хранит возле них капусту. Спальня заставлена бюстами Ленина. Хоть импонитует Людмила другой партии, но голосовала все равно за коммунистов, потому что своих не предает. Ностальгически вспоминает хлеб по 16 копеек и не обижается на то, что ее называли "дочерью врага народа", и когда она училась в Глуховском пединституте ее стихи не публиковали. Людмила работала учительницей младших классов. Вышла замуж за ветеринара и родила двоих детей. Комсомолкой была, а так политической активностью не отличалась.

Реклама

СТАЛИН — НАРКОМАН. — И зачем вам, дворянке, эти тираны? — спрашиваю.

В тренде
Еще одна область попала в оранжевую зону карантина
Карантин в Украине
В тренде
5 лет тюрьмы за собаку: винницкий живодер пытается спастись во второй раз
В тренде
Надо ли и когда вакцинироваться от COVID, если уже переболел: советы Минздрава
В Украине продолжается вакцинация населения

— Я не брежу компартией, — объясняет собеседница. — Мой отец 13 лет провел в лагерях. Помните у Солженицына в "Одном дне Ивана Денисовича": "За столом сидел молодой фельдшер Вдовушкин и писал стихи". Это же о моем отце. Они жили в одном бараке. Он вернулся домой в ночь, когда умер Сталин. Я не за коммунистов. Мне просто стало жалко историю. А Сталин не был виноват. Он — Кремлевский арестант. Вы разве не знали, что он курил с детства наркотическую траву. Его просто накачивали наркотиками, и потом враги народа подавали ему документы. А Ленин рано умер, он бы этого не допустил.

Несмотря на благородство предков, Людмила считала и считает себя "советской единицей". Так что желания дать подзатыльник кому-то из десятка каменных тиранов у нее не возникало.

ДВОРЯНКА И ХАЛОП

"Прадед мой, Назар Науменко,— рассказывает о своем происхождении Людмила Николаевна, — был простым парнем, но смышленым. Служил при владельце продовольственной лавки. Как-то он поехал в Киев за товаром, была сильная метель он чуть не замерз. Остановился на постоялом дворе в Борзне. К вечеру у него был сильный жар, бредил. И стала за ним ухаживать дочка хозяина, дворянина — Оленька." Девушка не просто прониклась сочувствием к несчастному, но и полюбила его. Год Назар ездил к ней, пока отец Ольги не разрешил им обвенчаться. Так, в гениалогическом древе появилась благородная ветка. Родной брат Ольги слыл образованным человеком, жил в Москве. Людмила Дейненка достала альбом со старыми фотографиями родственников. "Это моя прабабушка, а это ее сестры, а это тетка моей мамы," — рассказывала, листая страницы барышня-крестьянка. Судя по манере одеваться, женщины были аристократками. В наследство от прадеда им достался фарфор, столовое серебро и красивая мебель. Но во время голодовки 33-го все это пришлось выменять на продукты. Так что фотографии — единственное доказательство ее благородного происхождения.

Реклама

Смотрите также ФОТОРЕПОРТАЖ

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять