"Польское правительство занимается политизацией истории": интервью с Александром Квасьневским

21 февраля 2018, 07:40

Кристина Зеленюк Кристина Зеленюк

По мнению экс-президента, один из вопросов в ситуации с Россией – что сможет предложить Путин после своих выборов?

Во время встречи с украинским президентом Петром Порошенко на полях 54-й Мюнхенской конференции по безопасности польский премьер Матеуш Моравецкий заявил, что скандальные поправки в польский закон об Институте национальной памяти "направлены против лжи, а не против Украины". Кроме того, Моравецкий, как передает его канцелярия, выразил протест против "необоснованного запрета украинской власти на поисково-эксгумационные работы". "Этот запрет и невыполнение Украиной взятых на себя обязательств, бросает тень на двусторонние отношения", – отмечает канцелярия польского премьера.

Реклама

Ранее сайт "Сегодня" уже писал, что в прошлом году Украина отозвала разрешение, выданное польским историкам на поиск и эксгумацию поляков, захороненных на Волыни, в ответ на разрушение памятника УПА в Грушовичах польскими националистами. После заседания Консультационного Комитета президентов Украины и Польши в прошлом ноябре, Киев согласился открыть диалог по возвращению соответствующего разрешения, если бы не принятые скандальные поправки в закон об Институте нацпамяти, которые вбили клин в и без того натянутые отношения Украины и Польши.

Несмотря на критику со стороны не только Украины, но и Израиля (изменения в закон запрещают говорить о причастности поляков к Холокосту) и США, отказываться от принятого закона Варшава не собирается, продолжая политизировать историю. Так считает и президент Польши в 1995-2005 гг. Александр Квасьневский, с которым корреспондент сайта "Сегодня" поговорил в кулуарах Мюнхенской конференции по безопасности.

- Вам не кажется, что украинский вопрос в этом году здесь в Мюнхене несколько отошел на второй план?

- Надо понимать, что мир идет все время вперед, появляются новые темы и проблемы. А здесь, в Мюнхене говорят обо всем: и о Ближнем Востоке, и о Европе, и об Америке и т.д. В этом году, думаю, позиция Украины была неплохая. Здесь был украинский президент, был его спич во время пленарного заседания. В целом для Украины это была неплохая конференция. Да и этот год будет важным. Посмотрим, как будет выглядеть российская политика после президентских выборов 18 марта и кого они изберут президентом. Шучу, конечно же. Все мы знаем, кто это будет (смеется – Авт.).

Реклама

Кроме того, у вас в Украине уже начинается предвыборная кампания (в 2019 году пройдут президентские и парламентские выборы – Авт.). Важно, чтобы она не испортила всех тех достижений, которые в последние годы Украина достигла с реформами и т.д. Ну и, думаю, в Германии, в конце концов, сформируется новое правительство, и начнутся серьезные разговоры о будущих шагах в Евросоюзе. Поэтому я и говорю, что в 2018 году будет очень много важных моментов, и Украине нужно предложить свою концепцию, как она видит себя в этом мире, который меняется очень сильно.

- Пока канцлер Ангела Маркель занята коалициадой, министр иностранных дел Зигмар Габриэль высказывается за поэтапную отмену антироссийских санкций в случае устойчивого перемирия на Донбассе.

- Знаете, такая тенденция тоже есть. Но пока Меркель будет оставаться канцлером Германии, санкции будут сохраняться. Вопрос в том, каким будет предложение Путина после его выборов? Будет ли он готов сделать что-нибудь для положительных шагов в Украине? Посмотрим. Здесь существует два подхода: одни говорят (в том числи и россияне, которые были здесь в Мюнхене), что будет какое-то изменение российской политики по отношению к Украине; другие говорят, что ничего не будет, что будет все так же, как и сегодня, что конфликт будет продолжаться. Сейчас предугадать это сложно, нужно подождать еще месяц-полтора и тогда посмотрим.

- Глава канадского МИДа Христя Фриланд в Мюнхене всех призывала не привыкать к войне России против Украины, которая продолжается уже четвертый год…

- Повторюсь, все будет зависеть от политики Кремля после президентских выборов в России. Если в следующий свой президентский срок Путин решит сделать что-нибудь, договориться и найти выход из сегодняшнего плохого положения, которое для него не самое лучшее, потому что это санкции и т.д. – шанс на нормализацию есть. Но если его главная идея заморозить этот конфликт и жить в таком состоянии – с аннексированным Крымом, поддерживая боевиков на Донбассе – тогда такую замороженную ситуацию мы будем иметь еще много лет.

Реклама

- То есть, миротворцы ООН, будущая миссия которых сейчас активно обсуждается, могут заморозить войну на Донбассе?

- Нужно смотреть на это с двух сторон. Миротворцы станут хорошим способом остановить войну, остановить постоянное кровопролитие, чтобы не было больше жертв. Но мы знаем и исторические факты, когда разные конфликты продолжаются уже 50 лет. Смотрите, что происходит на Кипре (миротворческая миссия там находится с 1964 года – Авт.). Можно, конечно, отправлять миротворцев, они способствуют тому, чтобы ситуация не ухудшалась еще больше, но ничего не улучшают. А нам надо думать над тем, как улучшить ситуацию.

В тренде
Живая очередь на выходных: как будут вакцинировать записавшихся через "Дію" (обновлено)

- На полях Мюнхенской конференции Петр Порошенко провел двусторонку с Матеушем Моравецким, где обсуждался скандальный польский закон…

- Я уже давно предлагаю нашим политикам вести активный диалог с Украиной. Если мы хотим говорить об истории, которую уже не можем изменить, но которая очень сильно влияет на наши сегодняшние отношения, по-моему, важно продолжать этот диалог. Причем, на разных уровнях: президентском, премьерском, на уровне экспертов, историков, академиков и т.д. Кажется, что последние два-три года этот диалог был недостаточно активным. Если он начнется снова, я абсолютно уверен, что мы с Украиной сможем успешно, положительно и с улыбкой преодолеть все трудности и помочь приблизить Украину к европейским структурам.

- А как же принятые поправки в польский закон об Институте национальной памяти?

Реклама

- По-моему, принимать эти поправки абсолютно не нужно было. Нужно на другом уровне делать все, чтобы история была известна, чтобы никто больше не совершал таких трагических ошибок в будущем, говоря о концлагерях на территории Польши (в период ее немецкой оккупации – Авт.). Имплементировать принятые к закону поправки будет достаточно тяжело. А скандал, который возник, был никому не нужен.

Многие вообще не понимают, почему это все началось. А началось все из-за проблем, с которыми я как президент тоже сталкивался. Что делать, если плохо образованные журналисты и политики говорят о концлагерях на территории Польши? Мы поступали тогда дипломатически: направляли письма, говорили с ними (с такими политиками и журналистами – Авт.). Это конечно помогало, но таких случаев было много. А это правительство решило подготовить закон (изменения в закон об Институте национальной памяти – Авт.). Но он непрактичный, и мне очень жаль, что его все-таки приняли.

- Так, а зачем его вообще приняли? Потому что выборы на носу и правящая партия, таким образом, наращивает себе рейтинги?

- Новое правительство очень серьезно говорит о так называемой исторической политике, то есть, занимается политизацией истории. Но это всегда провоцирует проблемы для понимания исторических фактов и вызывает много недоразумений. Однако так уж работает это польское правительство, да и в мире такая тенденция – это не только польский пример. Но я против такой исторической политики – я за историческую правду.

- Но, кажется, это больше политика самого Качиньского, которую он навязывает членам своей команды…

- Конечно, он очень сильный лидер этого политического лагеря. Но я думаю, что это не только его позиция, но также и позиция многих людей, которые сегодня находятся в этой партии ("Право и справедливость" – Авт.). Кроме того, эту позицию поддерживают 25-30% избирателей. Это серьезное дело.

- До парламентских выборов в Польше, которые пройдут в 2019 году, надеяться на изменение риторики Варшавы не приходится? Или она будет еще больше ужесточаться?

- Я надеюсь, что нет. Потому что весь этот скандал случился из-за принятия нового закона и реакции наших партнеров. Конечно, отношения нового польского правительства со странами Евросоюза не так сильны, как раньше. Но, что касается Израиля и США, знаете, сейчас они сильнее, чем были раньше. Но их реакция на новый польский закон была очень негативная. По-моему, и Качиньский, и президент, и премьер, конечно, интеллигентные люди и понимают, что цена за такую их политику слишком высокая. Но я не ожидаю какой-то дальнейшей интенсификации такой политики, или более того, ее радикализации. Совсем нет. По крайней мере, я на это надеюсь.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять