"В краткосрочной перспективе членство Украины и Грузии в НАТО нереально": интервью с Александром Вершбоу

17 декабря 2019 7:37

Кристина Зеленюк Кристина Зеленюк

Есть вопрос, насколько национальные правительства стран-членов НАТО через пару лет захотят выполнять обещание Бухарестского саммита и не пойдут на поводу у де-факто вето России?

Буквально через неделю после юбилейной встречи лидеров НАТО в Лондоне старший советник американского Центра стратегических и международных исследований Марк Канциан опубликовал статью "Остановите безумное расширение НАТО". По мнению эксперта, дальнейшее расширение Альянса приведет к кризису.

Реклама

"Возможно, этот кризис возникнет в результате спора внутри самого НАТО. Возможно, из-за локального спора, к примеру, учитывая давнюю напряженность между Сербией и ее соседями по НАТО – Хорватией и Северной Македонией. Или, возможно, из-за подходов к русским этническим меньшинствам в странах Балтии. Если страны окажутся втянутыми в такие беспорядочные конфликты, то могут открыто поставить под сомнение весь проект НАТО и поставить под угрозу ключевой элемент европейской, а на самом деле, глобальной стабильности", – пишет Марк Канциан.

Ничего такого на официальном уровне ни один из лидеров стран-членов НАТО не заявлял. Однако, по словам экспертов, сейчас перед Альянсом стоит, пожалуй, одна из главных проблем и задач – сформировать миссию и приоритеты на последующие 10-20 лет. И, возможно, именно с этим и были связаны недавние противоречивые заявления президента Франции Эммануэля Макрона.

В интервью сайту "Сегодня" бывший заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу рассказал, почему критика Дональда Трампа и Эммануэля Макрона может, на самом деле, пойти на пользу Альянсу, и готовы ли отдельные европейские страны гарантировать Украине и Грузии членство в НАТО, решение о котором было принято на саммите в Бухаресте в 2008 году.

- Какие выводы можно сделать после юбилейной встречи лидеров НАТО в Лондоне? Альянс до сих пор "жив"?

Реклама

- Думаю, что НАТО все еще жив и, конечно, очень активно участвует в разного рода реальных военных операциях, как и в долгосрочном противостоянии с Россией. Да, у НАТО есть определенные проблемы. Думаю, больше политические, чем военные. Я согласен с некоторыми экспертами, которые говорят, что существует два НАТО. Первый – военный, который функционирует хорошо, и Трамп сделал его даже лучше, продолжая преувеличивать некоторые вещи. Второй – политический. И политически существуют различия между разными странами-членами НАТО. Также, я думаю, существует неопределенность в приоритетах Альянса на следующие 10-20 лет.

Было даже нечто прекрасное в том, что Макрон сказал в интервью журналу The Economist. Фактически, он оказал Альянсу услугу, спровоцировав обсуждение, почему НАТО до сих пор так важно, что Альянс должен делать в будущем, и какие нужны изменения, чтобы этого достичь?

- Вы уже вспомнили о противоречивых высказываниях Макрона. Что это вообще было? Почему к середине своего президентского срока он стал так резко высказываться о НАТО и так доброжелательно о России?

- Пока не совсем понятно, что Макрон на самом деле имел в виду. Думаю, он отражает традиционное французское видение о том, что исторически и культурно Россия – это часть Европы, именно поэтому она должна быть партнером (Европы. – Авт.). Проблема в том, что Россия не хочет быть партнером. И это видно даже в тех вопросах, где мы (НАТО. – Авт.) проявляли гибкость, которые потом привели к разрыву наших отношений с Россией. Можно, конечно, мечтать о лучших отношениях с Россией и говорить русским, что они должны делать, чтобы улучшить отношения с Западом. Но со стороны России должно быть желание стать таким партнером. И пока я этого не вижу.

- Но это же Россия первая нарушила Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, из которого в одностороннем порядке вышли США. Это Россия развернула в Калининградской области запрещенные этим Договором ракетные комплексы. Макрон этого не понимает?

В тренде
Чем вакцинироваться от COVID и почему возникают побочки: советы эпидемиолога
Людмила Мухарская ответила на вопросы о вакцинации / коллаж "Сегодня"
Реклама

- Он сказал, что готов обсудить предложение Путина о моратории на размещении ракет (средней и меньшей дальности. – Авт.) в Европе. Но потом сказал, что не соглашался на это (на введение непосредственно моратория. – Авт.). Думаю, он понимает, что введение такого моратория будет подарком для России и легальным разрешением на дальнейшее нарушение Договора. В то же время, Макрон отображает более широкое европейское мнение, что мы должны продвигать контроль над стратегическими и вооружениями средней дальности с Россией. Но, опять-таки, вопрос в том, готова ли Россия это обсуждать? Или Россия в одностороннем порядке будет защищать ракетный комплекс 9М729 ("Искандер". – Авт.), которым нарушила Договор РСМД, или одну из крылатых ракет с ядерной установкой типа "Буревестник", "Кинжал". Пока все выглядит так, что Россия стремится к одностороннему преимуществу, в то время как контроль над вооружениями базируется на равенстве.

- Возможно, существует своего рода конкуренция между Трампом и Макроном? Потому что до недавнего времени это Трампа считали симпатиком России и Путина, но не Макрона.

- Трамп никогда не говорил ничего критичного о России. И никто до сих пор не знает, может, есть какой-то компромат (у русских на Трампа. – Авт.)? Но на практике Администрация Трампа по отношению к России ведет себя довольно жестко. Думаю, есть некая конвергенция между Трампом и Макроном, что НАТО нужна более широкая стратегия. В том смысле, что Россия важна, но это не единственная угроза. Мы должны начать думать о Китае, региональных проблемах на Юге, других транснациональных угрозах, включая изменения климата, что Трамп не воспринимает серьезно. Идея в том, чтобы переоценить миссию и приоритеты.

- Когда Альянс будет готов к дальнейшему расширению? И здесь я не имею в виду Северную Македонию, членство которой уже решено.

- Ну, прежде всего, все-таки нужно сказать о Северной Македонии, которая станет 30-м членом Альянса. Если говорить об Украине и Грузии, НАТО продолжает повторять, что решение Бухарестского саммита 2008 года (где Альянс признал за Украиной и Грузией стать членами НАТО в будущем. – Авт.) остается в силе. Но абсолютно понятно, что в краткосрочной перспективе это нереально.

Реклама

- Знаете, очень интересную статью опубликовал недавно The Heritage Foundation, где эксперты советуют НАТО дать четкий ответ о членстве именно Грузии. Об Украине же они пишут, что мы еще не определились, с кем быть, – с Западом или Россией.

- Конечно, каждой стране самостоятельно решать. И каждую страну НАТО будет оценивать индивидуально. И сейчас я не вижу "аппетита" принимать ни Грузию, ни Украину. В Грузии сейчас политические проблемы, все больше и больше вопросов вызывает нарастающее влияние России, которое вылилось в недавнем провале грузинского парламента принять избирательную реформу. Поэтому, как Украине, так и Грузии много еще предстоит сделать с точки зрения внутренней стабильности и реформ, невмешательства и продолжения внедрять стандарты НАТО. Но есть и другой вопрос: насколько национальные правительства стран-членов НАТО через пару лет захотят выполнять решение Бухарестского саммита и не пойдут на поводу у де-факто вето России? Сейчас многие страны-члены Альянса избегают ответа на этот вопрос. Но, как только Украина и Грузия будут готовы для членства в Альянсе, НАТО должен будет ответить на этот вопрос.

Напомним, ранее новости "Сегодня" рассказывали, как мировые лидеры разругались на саммите НАТО в Лондоне.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять