Ирония судьбы – как Медведчук "защищал" диссидентов и ждет ли его такая же участь?

13 мая 2021 15:29

Виталий Семченко , Андрей Хрусталев

Когда нардеп объявляет себя диссидентом и доказывает, что его преследуют исключительно за взгляды, а не поступки, он наносит урон имиджу Украины

12 мая народному депутату Виктору Медведчуку вручили подозрение в "государственной измене" и "нарушении законов и обычаев войны" (статьи 111 и 438 КК Украины). Эти статьи предусматривают тюремное заключение вплоть до пожизненного, а также конфискацию имущества. Также Генпрокуратура добивается санкции суда на содержание политика под стражей в период следствия.

Диссидент или предатель

Реклама

Накануне подозрение собирались вручить Медведчуку по месту жительства. Но дома его не оказалось. В тот момент многие эксперты и политики высказали предположение: нардеп уедет за границу. Второй фигурант расследования – Тарас Козак – так и сделал.

Однако позже Медведчук подчеркнул, что скрываться не собирается. А у входа в Генпрокуратуру 12 мая он заявил:

"Все, что делается, это результат политических репрессий. Давление на меня, как на главу политсовета партии, человека, который осуществляет деятельность, которая по тем или иным причинам не подходит власти".

То есть, по сути, Медведчук претендует на статус диссидента. В широком значении этого слова, это инакомыслящий, человек, чьи взгляды расходятся с общепринятыми.

Реклама

Современные диссиденты хорошо известны. В России – это Навальный. Его пытались отравить, он выехал на лечение за границу. Но потом вернулся, получил срок и даже в тюрьме продолжает отстаивать свою позицию. В Беларуси диссидентами называют юриста Юрия Зенковича и политолога Александра Федуту, которых Александр Лукашенко обвинил в заговоре против себя.

Примечательно, что инакомыслящих преследуют, в основном, в авторитарных странах. В демократических государствах любые взгляды допустимы.

Но измена родине – не допустима ни в одной стране. И разница тут тонкая. Например, если человек говорит, что нам нужно дружить с Россией, он имеет на это право. А если человек отправляет в Кремль секретные данные о перемещении украинских войск, то он совершает государственную измену.

/ Фото: REUTERS/Gleb Garanich

Реклама

Когда Медведчук объявляет себя диссидентом и доказывает, что его преследуют исключительно за взгляды, а не поступки, он наносит урон имиджу Украины. Интересно, что у Медведчука с молодых лет – тесная связь с миром диссидентов.

В Советском Союзе инакомыслие жестоко преследовалось. И политик сыграл важную роль в этом процессе. Его назначали адвокатом на процессах против известных украинских диссидентов. Делалось это для создания видимости справедливого суда. Но, по отзывам некоторых подсудимых, Медведчук, хоть и считался адвокатом, обвинял своих подзащитных жестче, чем прокурор.

Вот, три самых громких дела в карьере Медведчука, как адвоката, в которых он защищал украинских диссидентов.

Был адвокатом Стуса и на суде заявил, что Стус виновен

Уголовное дело в отношении Василия Стуса было возбуждено 13 мая 1980 года. Поэта обвинили в том, что он изготовлял, хранил и распространял "с целью подрыва и ослабления советской власти враждебную литературу, порочащую советский государственный и общественный строй".

В сентябре того же года в дело вступил Виктор Медведчук. Вот, что вспоминал писатель Евгений Сверстюк об отношении Стуса к своему адвокату.

Реклама

"Когда Стус встретился с назначенным ему адвокатом, то сразу почувствовал, что Медведчук является человеком комсомольского агрессивного типа, он его не защищает, не хочет его понимать и, собственно, не интересуется его делом. И Василий Стус отказался от этого адвоката", (Сверстюк Евгений. Вечный сценарий // Украинское слово. – 2000. – 26 мая).

Василий Стус

Василий Стус / Фото: Wikipedia

Но суд отказ не принял. Медведчук остался адвокатом Стуса вопреки протестам подзащитного. На процессе Медведчук заявил, что его клиент заслуживает наказания, но просит суд обратить внимание на добросовестный труд и состояние здоровья подсудимого.

"Предметом судебного рассмотрения... является уголовное дело по обвинению Стуса Василия Семеновича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 62, ч. 2 УК Украины и ч. 2 ст. 70 УК РСФСР (обе статьи – за антисоветскую пропаганду и агитацию, – "Сегодня"). Квалификацию его действий я считаю правильной", – заявил Медведчук, тем самым фактически признав вину подзащитного.

При этом сам Стус вины не признавал. По оценке украинских юристов Романа Титикало и Ильи Котина, "признавая в суде вину своего подзащитного (при отрицании вины самим подзащитным), адвокат нарушил профессиональный долг, фактически отказался от защиты Стуса, чем грубо нарушил право последнего на защиту в суде".

Примечательно, что именно адвокату дали последнее слово. Приговор был оглашен в отсутствии самого Стуса – 10 лет тюрьмы и 5 лет ссылки. Стус умер на втором году заключения, в результате голодовки, которую он объявил, находясь в карцере.

Юрий Литвин обвинил Медведчука в том, что он имитирует защиту по указанию свеху

В 1979 году Медведчук был адвокатом еще одного репрессированного поэта – Юрия Литвина, который за свои неполные 50 лет отсидел 22 года.

Источник: argumentua.com

Источник: argumentua.com

Поэт в своем последнем слове в качестве подсудимого говорил: "Пассивность моего адвоката Медведчука в защите обусловлена не его профессиональным профанством, а теми указаниями, которые он получил сверху, и подчиненностью: он не смеет раскрывать механизм осуществленной против меня провокации".

Юрий Литвин погиб в лагере особо строгого режима в селе Кучино на Урале при невыясненных обстоятельствах – его нашли с распоротым животом.

Поэту Кунцевичу попросил добавить еще полтора года тюрьмы

А в 1985 году Медведчук защищал интересы поэта Миколы Кунцевича, которого арестовали за распространение среди осужденных антигосударственных материалов. Диссидент несколько раз пытался добиться отвода адвоката, однако суд оставил требование без удовлетворения.

/ Фото: hromadske.tv

"Я полностью согласен с товарищем прокурором при определении меры наказания. Но, по непонятным для меня причинам, товарищ прокурор забыл о том, что подсудимый ещё не отбыл один год и девять месяцев с предыдущего срока. Считаю, что необходимо добавить этот срок к новому наказанию. Это ходатайство было удовлетворено судом", – заявил в последнем слове Медведчук.

Выходец из семьи репрессированного

Медведчук родился в российском Кузбассе – в месте ссылки своего отца, который во время Второй мировой сотрудничал с немецкими оккупационными властями.

Интересно, что в советские времена все поступающие в вузы или на работу должны были заполнять так называемый "лист по учету кадров". В нем была графа "находились вы или ваши родственники на оккупированной территории?".

Оказаться "под немцами" – это был порок на всю жизнь. А сотрудничать с ними – государственное преступление. Дети таких людей не могли получить нормальное образование, и на хорошую работу неблагонадежных не брали. Медведчук тоже сразу не мог получить высшее образование. Но в конечном счете попал на престижный юрфак Киевского университета.

"Деятельность адвокатов в CССР на протяжении всей истории тщательно контролировалась советским тоталитарным государством. Судебная система была построена таким образом, что адвокаты были полностью зависимы от государства, они были под "колпаком" и их роль в судебных процессах, особенно политических, сводилась к выполнению определенных формальностей – до имитации "защиты", – отмечаетисторик Любовь Крупник.

Она также напоминает, что в советские времена к участию в политических делах против диссидентов допускали только избранных – тех, кто получил специальный допуск от соответствующих органов.

Виктор Медведчук в Верховной Раде

Виктор Медведчук в Верховной Раде / Фото: УНИАН

"Я не думаю, что Медведчук в тех условиях мог кардинально изменить ситуацию, если бы вел себя по-другому на суде. Но адвокат не вправе так думать, адвокат обязан оказывать правовую помощь клиенту и стремиться к положительному результату... Я думаю, что карьере Медведчука ничего бы особо не грозило, если бы он в процессе хотя бы формально вел линию защиты. Но он этого не делал, и более того – признал вину своего подзащитного. Адвокат не вправе признавать вину клиента, а он признал", – считает правозащитник Роман Титикало.

В отличие от диссидентов советского времени, которых защищал Медведчук, у него самого теперь есть важное право, которым он может воспользоваться, – право на защиту.


Как сообщалось ранее, народный депутат Виктор Медведчук в 2015 году обсуждал с руководством Российской Федерации санкции и то, что списки можно "редактировать".

Подробнее о расследовании против главы партии "ОПЗЖ" – читайте в материале "Сегодня".

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять