Наш ответ Индиане Джонсу: интервью с автором первых украиноязычных научных работ по письменности индейцев майя

9 декабря 2017 9:12

Андрей Мазур Андрей Мазур

Юрий Полюхович — о том, как выглядит повседневный труд исследователя древностей, какие слова майя перешли в нашу речь и в чем ошибся Мэл Гибсон в своем нашумевшем фильме

— Юрий, расскажите: как школьник из волынского городка увлекся майя?

Реклама

— Основную роль сыграли книги. В СССР выпускалось много качественной научно-популярной литературы, в том числе на украинском языке. Хорошие переводы публиковалось в журнале "Всесвіт". Но начало положили книги популяризатора истории Войтеха Замаровского. Читал все, что написано о Египте, интересовался Шумером. Даже изготовил несколько копий шумерских глиняных табличек для школьного кабинета истории. Сам знаешь: ребенок быстро теряет интерес к делу, когда не видит какого-то быстрого продолжения, новой интриги. Для меня такой интригой стало послесловие к одной из книг того же Замаровского. Там он перечисляет древние цивилизации, помимо долины Нила и Междуречья. В том числе и цивилизации Южной и Центральной Америки. Начал искать, что можно еще почитать. Буквально порвала книга "Невмирущі знаки" Паолы Утевской издательства "Веселка". Роскошная детская книга о всех системах письменности на Земле. И там была отдельная глава, посвященная майя. Сейчас мне все чаще приходит мысль написать для нынешних детей нечто похожее на то, что я читал мальчишкой.

— Если судить о вашей работе по фото в соцсетях, у вас не профессия, а сплошное приключение. Как в реальности все выглядит?

— Для начала скажу, что специализируюсь на письменности майя. В настоящее время я сотрудник проектов "Алтар де Сакрифисиос" (Гватемала), Проекта каталогизации и консервации археологического наследия Паленке (Мексика), Иероглифической базы данных майя (США). В рамках этих проектов занимаюсь документацией текстов. Все, что написали майя, сохранилось по большей части на керамике или камне. Для того, чтобы в дальнейшем изучать письменность, все ее образцы нужно прорисовать и оцифровать. Да, часть моей работы проходит в полевых условиях. Там занимаюсь фотосъемкой объектов и находок. Приходится делать огромное количество фото каждого объекта под разными углами, с разным освещением. Только так потом можно получить хорошую прорисовку символов. Но в основном дни напролет проводим в пыльных хранилищах или лабораториях.

new_image2_549

Реклама

Находка. Полевые исследования на полуострове Юкатан. Фото: Paganel.tv

— Это опасно — работать в джунглях?

— Да как везде. В экспедиционных работах важно не зарываться с местными. Там люди тоже любят выпить, позадираться к приезжим. Тем более что белый всегда рассматривается как ходячий кошелек, с которого можно что-нибудь поиметь. Когда люди работают на раскопках, то ставится стационарный лагерь с электричеством, душем, туалетами. Есть штатный медик с необходимыми медикаментами. Условия вполне комфортные.

Что касается тропических болезней, то делаются необходимые прививки. И, как везде в тропиках, нужно соблюдать элементарную гигиену. А так — маловероятно, чтобы вас съел ягуар, но змея укусить может, хотя вероятность тоже небольшая. Просто нужно вести себя осмотрительно. Одним словом, современные полевые исследования никак не сравнить с тем, что довелось пережить первооткрывателям городов майя в XIX в.

— Где берете предметы, с которыми работаете?

Реклама

— Во-первых, археологические раскопки. Во-вторых — архивы и музеи. В Британском музее собрано колоссальное количество гипсовых слепков объектов из древних городов — Тикаля Копана, Паленке. Это копии монументов майя конца XIX в. Ценность их в том, что оригиналы потеряны, уничтожены. Наконец, есть много частных коллекций.

new_image_558

Портрет. Панель из музея в Пфальце (Германия). Фото: из архива Ю. Полюховича

— Частные коллекционеры идут на сотрудничество с учеными?

— Есть коллекции, владельцы которых не допускают к ним никого. Однако большинство частных коллекционеров в США и Мексике идут на контакт. Нередко это состоятельные и влиятельные люди, умные и образованные. Главная задача — правильно построить с ними диалог. Ведь как часто бывает: коллекция достается человеку в наследство от отца, а то и деда. И нового владельца интересует — что же в ней такого? Среди известных коллекционеров встречаются просто уникальные люди. Например, Жиллет Гриффин — один из основных доноров музея майя в Принстонском университете. Он, кстати, был знаком с Альбертом Эйнштейном, который тоже работал в Принстонском университете. Даже в кабинете у Гриффина стояло кресло — подарок великого физика.

Реклама

Запомнилась такая история. Однажды мы копались в хранилище коллекционера. Вдруг Жиллет заметил мой интерес к одной вещице и спокойно так говорит: "Юра, если тебе так приглянулась эта ваза — возьми ее на пару недель домой. Поработаешь с ней. Потом вернешь". А стоимость этого артефакта доходила до полумиллиона долларов! Но Жиллет был так открыт и рад, что его коллекция кому-то нужна, что спокойно шел на такие поступки. И таких случаев немало. Но время таких людей уходит.

Арт-дилеры говорят, что в США две трети коллекционеров, интересующиеся древней Америкой, уже в очень преклонном возрасте или ушли из жизни. Это не значит, что интерес к истории иссяк. Просто люди понимают, что большинство находок на рынке — работа "черных археологов", грабителей, и за покупку таких вещей можно получить проблемы с законом. Защита культурного и исторического наследия в США, Мексике и Гватемале хорошо поставлена. Недавно в Лос-Анджелесе конфисковали большую партию резных монументов майя. Потом вернули в Гватемалу.

В целом заметно, что шаг за шагом формируется новая этика. Покупать и коллекционировать награбленное становится неприлично.

— Как вы работаете с иероглифами? Какие технологии используются?

— Раньше работа велась на кальке, которая накладывалась на поверхность с рисунками и надписями. Можете представить, насколько сложно было так работать в жарком и влажном климате.

Сейчас используются графические планшеты. Сначала фотографируем объект, потом по фото делаем прорисовку. Тем не менее умение рисовать все так же высоко ценится в нашей профессии. Парадоксально, но среди современных археологов очень мало рисовальщиков. Они прекрасно владеют другими умениями, а вот рисование им не дано. Мне повезло: я могу рисовать, и это умение меня постоянно выручает. Кстати, археологи конца XIX века документировали монументы и делали прорисовки гораздо профессиональнее, чем многие из их современных коллег. 

Сейчас в археологии все шире применяется 3D-сканирование. Так создается объемное изображение находки. Использовать специальный, громоздкий сканер не очень удобно, ведь эту очень дорогую штуковину нужно еще таскать по лесам. Но сейчас появился и совсем другой подход. Специальная программа обрабатывает огромное количество изображений, сделанных даже камерой-мыльницей или смартфоном из разных точек, под разным углом и освещением. И потом рисует 3D-модель объекта. Такая программа стоит недорого, и ее может позволить себе любой археологический проект.

new_image3_474

Мексика. Фреска с иероглифами из Паленке. Фото: из архива Ю. Полюховича

— Вы знаете о майя едва ли не больше всех в Украине… Чем вас "цепляет" эта цивилизация?

Не пропусти!
Сенсация в группе смерти! Венгрия подбила чемпионов мира и набрала очки
Килиан Мбаппе против венгерских футболистов

— Восхищаюсь их искусством и каллиграфией. Их могла создать только талантливая нация. Один иероглиф может иметь более десятка вариантов. Сидишь, смотришь на него и думаешь: "Каким же нужно было быть творческим человеком, чтобы так мастерски усложнять все, а не идти по пути упрощения". Когда держишь какую-нибудь вазу для шоколада или кубок из жадеита, порой сложно поверить, что все эти линии и закорючки созданы умом и руками человека. Мир майя нужно познавать глазами. Можно часами рассказывать, но лучше увидеть и понять. Поэтому в планах — привезти в Украину выставку искусства майя.

— Мой интерес к майя спровоцировал фильм "Апокалипто" Мэла Гибсона. Ваше мнение как специалиста?

— Если отключить мозг ученого, фильм хорош. Теперь поговорим об исторической достоверности. Я заметил интересную вещь. Декорации делали несколько групп людей. Одна группа справилась на отлично (например, сцена жертвоприношения на вершине пирамиды). Да, плюмажи сделаны из перьев фазана и попугая ара, хотя майя использовали перья птицы кетцаль. Но кто же сегодня позволит даже ради кино ощипывать редкий вид птиц, которые, к тому же, являются символом государства Гватемалы? А вообще много проколов. Например, среди актеров индейцев майя — единицы. Архитектура собрана из разных эпох и разных царств. Кстати, Гибсон перед съемками две недели жил в лагере археологов, а после съемок выделил им солидный грант на их работу.

new_image4_398

Артефакт. Резной каменный диск

— Вы часто становитесь гидом для людей, интересующихся регионом и историей майя. Расскажите немного об этом.

— Есть такое явление, как смарт-туризм. Речь идет о людях, которым интересны древние цивилизации на более подробном уровне, чем рассказывает обычный гид. Кроме того, смарт-туризм многие публичные личности выбирают как статусную вещь. Они готовы платить за такую возможность немалые деньги. Да, у нас сложилась небольшая международная команда, которая организует такие поездки. Ведь мы, кроме организационных способностей, контактов в регионе, обладаем еще научными знаниями. За год принимаем несколько десятков человек. Я специализируюсь на странах бывшего СССР. Клиенты с постсоветского пространства очень интересуются майя. Оно и понятно — они выросли на тех же героях, книгах и фильмах, что и мы с тобой: Индиана Джонс, Джек Лондон, Жюль Верн… Средний возраст таких туристов — 35—40 лет. А вот из США приезжают пожилые — 65—70 лет. Американцев моложе 60 у меня точно не было. И еще в ходе таких туров иногда провожу мастер-классы по письменности майя. Есть и такие, кто хотел бы научиться рисовать их иероглифы.

Украинская майянистика

В СССР сложилась сильная школа специалистов по древним цивилизациям Америки. Самый известный для широких кругов ее представитель — Юрий Кнорозов. Он одним из первых расшифровал письменность этого народа. Кнорозов, его коллеги и последователи дали хороший импульс.

В Украине советская школа американистов тоже не угасла, поэтому Юрий не один такой в Украине. "Плодотворно работает знаток древних индейских цивилизаций Виктор Талах, — говорит Полюхович. — Он, кстати, переводчик со староиспанского языка и в последнее время переводит исторические хроники XVI—XVII вв. Еще один мой коллега — Максим Стюфляев — автор отличной аналитики, посвященной распрям и разборкам между царями майя. Есть еще Елена Бут. Она недавно окончила университет, но уже работала в археологическом проекте на острове Косумель в Мексике. Вот такая у нас небольшая когорта майянистов. Кроме того, есть коллеги, которые занимаются инками. Одним словом, в нашей стране ситуация с исследованиями древней американской истории выглядит неплохо".

Биография майя: расцвет и забытье

В конце XV в., когда Колумб пересек Атлантику, открытый им континент населяли многочисленные народы на разных стадиях развития. По большей части дальше примитивного земледелия они еще не продвинулись, и только в удаленных друг от друга областях испанцы столкнулись с пусть и уступавшими по уровню европейской, но развитыми цивилизациями. Первая, созданная инками, находилась в Андах, на территории современных Боливии и Перу. Вторая область занимала Мезоамерику (историко-культурная область от Центральной Мексики до Гондураса и Никарагуа).

В год прибытия Колумба (1492 г.) в этих регионах проживало почти 2/3 населения Аме­­ри­­ки, хотя они за­­ни­­мали около 6% площади кон­­ти­­нен­­та.

Если большая часть аборигенов находились на первобытном уровне, то в Мезоамерике уже в I тыс. до н. э. произошел переход от первобытнообщинного строя к раннеклассовому. Местные народы стали самыми развитыми в тогдашней Америке.

new_image7_219

История. Так выглядела работа археологов в конце XIX века

В начале XVI в. испанцы добрались до полуострова Юкатан, заселенного народом майя. Там они увидели большие города, разительно отличающиеся от убогих сел, которые они до того встречали на островах Карибского моря.

В центре городов майя высились рукотворные платформы и пирамиды. Их насыпали из смеси земли и щебня, облицовывали тесаным камнем. На плоских вершинах находились храмы.

Дворцы аристократии представляли собой многокомнатные ансамбли на невысоких платформах, окружающих внутренние дворики. Еще один обязательный для каждого города вид построек — площадки для ритуальной игры в мяч. Простолюдины жили в хижинах из дерева и глины, крытых пальмовыми листьями. Собственно говоря, крестьяне майя живут так по сей день.

new_image6_266

Первые раскопки дворцов майя

Цивилизация индейцев до­­стигла многого в астрономии, медицине. Но они не знали таких достижений народов Старого Света, как колесо (хо­­тя уже есть находки игрушек с колесиками), гончарный круг и обработка металлов (лекари оперировали инструментами из вулканического стекла), не знали вьючных животных.

Мифология майя оказалась за­­путанной, ри­­туалы выглядели шокирующе жестокими — хотя с высоты нашего времени и не скажешь, что, скажем, сожжение живых еретиков в Европе — более гуманный акт, чем вырывание сердца у живого человека, практиковавшегося индейскими жрецами.

Майя — единственный на­­род Америки, создавший свою письменность. В храмах и дворцах были библиотеки из рукописей. Увы, подавляющее их большинство уничтожено в ходе насильственной хрис­тианизации. Тогда же были казнены большинство жрецов, являвшихся носителями знаний. Города опустели, заросли лесом. Из развитой цивилизации майя за несколько десятилетий превратились в заурядных крестьян.

new_image8_191

Каменная стела в городе Копан

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять