Украинцы смогут жениться не только в ЗАГСе, а заключенным раздадут планшеты: интервью с министром юстиции

3 февраля 2020, 07:51

Игорь Серов Игорь Серов

Правительство все больше уходит в онлайн

/ Фото: Мила Князьская-Ханова

Один из самых активных членов нового правительства – 38-летний глава Министерства юстиции Денис Малюська – рассказал в интервью "Сегодня" о том, где вскоре можно будет регистрировать браки, куда иногда исчезают заключенные, а также чем Минюст попробует помочь собственникам проблемных земельных участков.

Реклама

Один из телефонов – прямая связь с президентом Украины

Один из телефонов – прямая связь с президентом Украины / Фото: Сегодня

- Денис Леонтьевич, что появится нового, какие изменения, которые коснутся большинства украинцев, ожидаются от Минюста в 2020 году?

- Если в прошлом году наша работа была сфокусирована на борьбе с корпоративным рейдерством, с рейдерством недвижимости, то уже в этом году планируем усилить борьбу с теми, кто совершает незаконные действия с земельными участками. Дело в том, что системный характер рейдерства, связанного с корпоративными правами, заметно снизился. Поэтому пришло время усиленно бороться с теми, кто совершает незаконные операции с земельными участками. Актуальность такой борьбы прогнозируемо возрастет, как только будет внедрена земельная реформа. Скорее всего, что те, кто передал земельные участки в аренду на 40 или 50 лет, – у этих людей может возникнуть желание поменять условия пользования землей после снятия моратория на продажу. Кстати, жалоб, касающихся земельных вопросов, становится все больше. Нам будет необходимо сформировать отдельную группу, которая будет специализироваться именно на таких вопросах. Сейчас на уровне парламента обсуждается возможность слияния госкадастра и Реестра имущественных прав на недвижимое имущество. Это также потребует определенных усилий. Более того, многие люди, проживающие в селах, не знают, к кому обращаться, если возникла проблема с землей. Поэтому и фокусируем в 2020 году свою работу на том, чтобы помочь им.

Реклама

- Фокус будет только на земельных вопросах?

- Нет. У нас много планов по цифровизации. Мы все больше идем в онлайн. Например, если говорить об исполнительных производствах, то постепенно переходим к автоматизированному аресту. До этого работали так: когда приходит решение суда, то госисполнитель начинает искать активы должника. Он начинал рассылать запросы во все банки, чтобы узнать, есть ли там счета должника. Потом ждет ответов, затем рассылает документы, касающиеся ареста. Все это занимало очень много времени. Слишком часто должник успевал за это время забрать деньги с этих счетов. Но уже сейчас у нас работает система с одним из банков, когда государственный или частный исполнители могут арестовать счета мгновенно, нажатием нескольких клавиш. Арест накладывается мгновенно на все счета, включая карточные. Это чрезвычайно эффективная система. Сейчас обговариваем вопрос, чтобы к этому подключились еще несколько банков. Также работаем над тем, чтобы к концу года эта система была обязательной в работе всех банков. От этого выиграют все, включая банки, которые часто являются взыскателями.

Цифровизация будет касаться многих сфер. Например, регистрации предприятий, общественных организаций и много другого.

- Будут ли создаваться новые реестры?

- Если честно, то их у нас и так слишком много. И они, мягко говоря, не в идеальном состоянии. Многие из них нужно переписывать буквально с нуля.

Реклама

- Возможно, их станет меньше?

- Нет, меньше точно их не станет. Дополнительные появятся. У нас есть задание создать так называемый реестр педофилов. Туда будут занесены данные о лицах, которые осуждены за соответствующие категории преступлений. Мы его создадим и он начнет работать на протяжении одного-двух месяцев. Доступ к нему будут иметь сотрудники правоохранительных органов и учебных заведений. Последним это необходимо будет при проверке лица при приеме на работу. Кстати, сейчас уже тестируется реестр осужденных лиц и пребывающих в СИЗО. Это крайне важный реестр.

- Почему? Какая от него польза?

- Он будет иметь огромную пользу для статистики. Мы получим полные данные о количестве осужденных. Приведу такой пример. Один из арестантов подал в Европейский суд жалобу на Украину. В жалобе он указал, что его условия пребывания в СИЗО не соответствовали международным стандартам и поэтому Украина должна выплатить ему определенную сумму. Но у нас нет учета, поэтому когда возникла необходимость коммуникации с ним, Европейский суд спросил о том, где находится этот человек. Он исчез. Мы спросили у руководства колонии, где он находился, но там ответили, что его там нет. По данным колонии, он выбыл в другое учреждение. В остальных ответили, что его тоже там нет.

После того, как вся система была "на ушах", выяснилось, что по пути из одной колонии в другую этот человек находился в суде. Суд изменил ему меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест. То есть из суда его отправили домой. Это не лишило его энтузиазма, он подал в Европейский суд уточненную жалобу, что и условия домашнего ареста его также не устраивают. Видимо, у него дома было некомфортно (улыбается. – Авт.). Эта история отлично говорит о том, что нам нужен механизм администрирования. Благодаря реестру мы можем знать, где и кто к нам поступает, насколько долго задерживаются в СИЗО. Анализ ситуации позволит системно реагировать на нарушения. Этот реестр работает в пилотном режиме в четырех учреждениях – в двух СИЗО и двух колониях. Он требует небольших доработок, и через несколько месяцев он заработает полноценно.

Реклама

- В конце прошлого года Минюст заявил о том, что участвует в создании интерактивной карты госсервисов. Она уже создана?

В тренде
Курьез под Винницей: лебедь покусал своих спасителей (фото, видео)

- Общая задача – показать то, как выглядит сеть уже существующих госучреждений, а также продемонстрировать, какой сеть станет в будущем. Карта должна помочь разместить такие сервисы оптимально по всей стране. В первую очередь это касается учреждений охраны здоровья, образования, ЦНАП. Но есть и часть нашей работы. Ключевая идея в том, что каждый орган строит свою сеть независимо от других. Хотя логичнее было бы, чтоб в одном помещении размещались франт-офисы несколько учреждений. Это экономило бы бюджетные средства и стало удобным для многих людей. Приведу и такой пример. В каждом районе есть отделы госисполнительной службы. Хотя часто в этом нет смысла. В одних районах сотрудники перегружены работой, в других – нет. Загруженность госисполнителей в Киеве и сельской местности несопоставима. Мы хотим от этого отойти. Это нам поможет снизить затраты и повысить зарплаты своим сотрудникам.

- После прихода вашей команды в Минюст в помещениях были найдены горы нерассмотренных жалоб. Какова их судьба?

- Да, были обнаружены и жалобы от граждан в антирейдерскую комиссию, на госисполнителей, были и депутатские запросы о бывшем руководстве Минюста. Очевидно, запросы были просто спрятаны в ящики и остались без ответа. Всем этим жалобам мы сейчас дали зеленый свет.

- Какие-то новые услуги будут внедрены Минюстом в ближайшем будущем?

- Мы хотим, чтобы государственные и частные нотариусы могли регистрировать браки и разводы. Только те, где взаимное согласие, где нет несовершеннолетних детей и каких-либо споров. Почему бы и нет? Нормальный сервис. Постепенно мы переходим к системе электронного нотариата. Поэтому в ближайшем будущем нотариусы смогут заверять электронные документы. Мы уже подготовили законопроект. Очень надеемся, что Верховная Рада его сможет принять в течение нескольких месяцев. В таком случае к концу года мы сможем иметь работающую систему электронного нотариата.

Кроме того, для людей, которые содержатся в СИЗО, хотим сделать дополнительный сервис. Дать доступ к планшетам и онлайн-звонкам за определенную плату. По сути, они и так есть, но сейчас доступ – через взятки.

- Вы недавно нагрянули с внеплановой проверкой в киевский СИЗО. До этого много говорилось о его возможной продаже, об обмене на новый СИЗО в рамках государственно-частного партнерства. Какой будет судьба этого СИЗО?

- Государственно-частное партнерство нас не очень интересует. Не слишком рабочей является схема, если придет инвестор, построит новый СИЗО в обмен на киевский СИЗО. Объясню почему. В таком случае инвестор должен найти земельный участок, полностью построить новый СИЗО, затем должен снести старый СИЗО, на этом месте построить что-то новое и продать. В итоге он получит деньги года через четыре-пять. Что он нам будет готов заплатить на первом этапе? Копейки. Это не будет реальной стоимостью земельного участка, на котором находится киевский СИЗО. Есть и такой вариант: людей, находящихся в Лукьяновском СИЗО, в течение двух лет мы можем перевести в одно из учреждений Бориспольского района Киевской области. Думаю, у нас появится возможность построить там учреждение, которое будет отвечать международным стандартам. Я не вижу другого варианта, кроме как сделать в каком-либо из корпусов Лукьяновки музей. Ведь часть этой территории – это история, кто там только ни содержался! Винниченко, Петлюра, Грушевский, Рыльский. А сколько там еще будет сидеть (улыбается. – Авт.). Возможно, музей будут создавать органы местного самоуправления. Кстати, у нас есть законсервированные тюрьмы, которые мы будем продавать прозрачно с помощью аукционов. Цена будет достаточно большой.

- Как себя показала служба частных исполнителей?

- По-разному. Я надеюсь, что это направление будет развиваться. Нам нужен конкурент, чтобы мои подчиненные не расслаблялись. Дело в том, что есть на законодательном уровне нюансы, которые искусственно сдерживают работу частных исполнителей. В то же время спрос мизерный, и многие не хотят осваивать эту профессию. С этим нужно что-то делать. Загружены те, кто работает сообща с банками. Те, кто работает в регионах – у них крайне мало возможностей найти себе клиентов. Мы уже разработали законопроект, который касается государственных и частных исполнителей. Частные получат и больше прав, но и их функционал ограничат, чтобы не было злоупотреблений. Например, они смогут устанавливать ограничения должникам для выезда за границу.

- Что нового ожидает тех, кто не платит алименты?

- Система взыскания алиментов самая эффективная в системе Минюста. Установлены и работают эксклюзивные процедуры, которых пока что нет по другим видам взысканий. Имею в виду и запрет на выезд за границу, и запрет на управление автомобилем, охоту и проведение нотариальных действий. Множество ограничений. В Украине более 500 тыс. человек, которые должны выплачивать алименты. За прошлый год взыскано более 6 млрд алиментов.


Вторую часть интервью с министром юстиции Денисом Малюськой читайте завтра.

Напомним, ранее замглавы Минюста Ольга Онищук рассказала нам в интервью, как новая команда министерства борется с теми, кто отбирает жилье и бизнес украинцев. По ее словам, одно из направлений работы новых властей – это помощь тем, кто пострадал от действий недобросовестных регистраторов, в том числе – от недобросовестных нотариусов.

Все подробности в спецтеме Земельная реформа

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять