"Работа учителя будет автоматизирована одной из последних": интервью с Иваном Примаченко, основателем Prometheus

18 декабря 2019 7:11

Виталий Андроник Виталий Андроник

"Сейчас много шума вокруг искусственного интеллекта в образовании. Я пока был бы осторожен с заявлениями"

Первые массовые онлайн-курсы запустил Стэнфордский университет в конце 2011 года. Тогда в мире заговорили о революции в образовании. Подобную революцию, однако уже в украинском образовании, взялся творить Иван Примаченко, которого вдохновил пример Стэнфорда и подобных проектов. Так в 2014 году появилась украинская платформа онлайн-курсов Prometheus.

Реклама

Сейчас на сайте более 150 курсов и свыше миллиона зарегистрированных слушателей.

О том, куда движется образование, как на него повлияет искусственный интеллект, чему нужно учиться в современном мире – в интервью сайту "Сегодня" рассказал Иван Примаченко.

"Нужно быть более осторожным в изучении прикладных навыков, которые за пять лет могут измениться"

- Сейчас знания очень быстро обновляются. То, чему учишься сейчас, может устареть, пока выйдешь на рынок труда. Как нужно учиться сегодня и как определять, чему именно учиться?

Реклама

- Интересный подход использует университет Minerva – учебное заведение, которое создали бывшие сотрудники Гарварда в США. За более чем пять лет конкурс на одно место у них уже больше, чем в самом Гарварде или Стэнфорде. Первый год отведен на обучение фундаментальным метакогнитивным навыкам, как контролировать собственные когнитивные искривления; то, о чем писал Канеман в своей известной книге "Мышление быстрое и медленное" – как работать с данными, как научиться эффективно учиться. Это фундамент, который нужен в любой профессии, в любой специальности и при любых изменениях ситуации вокруг. Если есть такой фундамент, то смена профессии – это не проблема. Ты научишься новой профессии, потому что у тебя есть фундамент, ты умеешь кристально чисто мыслить, эффективно решать сложные задачи, коммуницировать. Это не какая-то экзотика. Даже хорошие традиционные университеты ставят целью научить студентов критически мыслить, научить командной работе. В западных университетах постоянно, с первого курса идет командная работа, командные проекты – ты не можешь самостоятельно закончить вуз. Там обучают фундаментальным вещам, которые пригодятся везде: аналитическому чтению, экономическому мышлению. Главное – это делать акцент на закладке этого прочного фундамента, который особо не меняется. Наверное, нужно быть более осторожными с прикладными навыками, которые действительно за пять лет могут измениться.

- Как насчет украинских университетов? В большинстве региональных вузов обучают так же и тому же, чему учили и 10-15 лет назад.

- В украинских вузах есть сильный математический фундамент – если студент хочет выучить, то выучит. Если программистские специальности, то та же алгоритмика очень мощная. Фундаментальные научные предметы могут быть очень сильными. В некоторых украинских университетах появляются новые предметы – в УКУ запустили критическое мышление для студентов и т.д. С другой стороны, есть возможность приобщиться к онлайн-курсам: есть множество бесплатных курсов, которые позволяют восполнить пробелы вузов. Самый популярный в мире курс "Как научиться учиться" есть в украинском переводе на Prometheus и в оригинале на Coursera. Этот курс рассказывает с точки зрения науки, как учиться эффективно. Когда мы говорим об умении коммуницировать, о проектной работе – то действительно, в большинстве украинских вузов с этим проблема. Но, опять же, можно организовать проект или пойти стажироваться за пределами учебного заведения. С одной стороны, это сложнее, потому что студент украинского вуза должен быть инженером своего образования, составлять из разных кубиков образовательную траекторию. С другой стороны, это сложно вначале, но потом привыкаешь и это помогает. Студенты на Западе привыкли, что университеты выстраивают траекторию, несмотря на то, что там большая свобода выбора. Но потом студент выходит, и за него больше никто не готовит дорогу, куда идти дальше.

"Граница между моментом, когда человек учится и работает, размывается"

- Если говорить о трендах в образовании – какие они, украинское образование успевает за ними?

Реклама

- Один из основных трендов – это цифровые технологии. Но я не хотел бы пока преувеличивать их проникновение в школы и университеты. Конечно, становится больше элементов смешанного обучения, когда используются онлайн-курсы в учебном процессе. Но пока это небольшое проникновение.

То, что происходит массово, – это онлайн-курсы для широкой аудитории. Не все они являются бесплатными, например, Coursera закрывает часть контента для тех, кто не оплатил его. С другой стороны, на базе онлайн-курсов Coursera и edX предлагают полноценные степени от топовых университетов мира. Также появляются микромагистерские программы, когда часть магистерской программы можно пройти онлайн. Затем можно обучение на этом завершить или использовать диплом и поступить на полную программу этого университета и иметь преимущество при поступлении. В этом участвуют Массачусетский технологический институт, Колумбийский университет – это топовые университеты.

Другой тренд, еще более широкий – это обучение в течение всей жизни. Граница между моментом, когда человек учится и работает, размывается. Ранее была четкая граница: завершил университет, получил диплом и пошел работать. На Западе от этого отходят: выпускник школы может взять gap year – не вступать год в университет, а заниматься собственным проектом или просто путешествовать. Затем поступают в университет, учатся четыре года и идут работать. Впоследствии возвращаются на магистерскую программу, снова идут работать, возвращаются в университет на повышение квалификации. Нет больше основы, на которой строится работа. Теперь появились циклы: учимся-работаем-учимся... Такое обучение осуществляется не только университетами, но и семинарами, краткосрочными учебными программами, онлайн-курсами, книгами. Это уже большая индустрия.

Еще один тренд, о котором пока меньше говорят, – это адаптивное обучение. Это теоретически простые системы, которые отслеживают, что студент знает, а что нет, и выстраивают для него персонализированный путь от его нынешнего уровня к ожидаемому. Поскольку обучение персонализировано, оно должно быть эффективным. Современные сервисы обучения английскому языку и математике базируются на таком алгоритме. Практически их воплотить сложно, поэтому пока их не так много.

Сейчас много шума вокруг искусственного интеллекта в образовании. Я пока был бы осторожен с заявлениями. В Стэнфорде я много времени провел за исследованием искусственного интеллекта и делаю стартап с ИИ. Но на самом деле еще очень мало сервисов, работающих на базе настоящего искусственного интеллекта, машинного обучения и т.п. В основном это автоматизированные сервисы, которые не имеют отношения к ИИ. Конечно, такие есть, и их становится больше. Но насколько быстро – это сложный вопрос, потому что проблема образования для искусственного интеллекта в том, что данных для обучения искусственного интеллекта много, но почти все они закрыты законами о конфиденциальности информации и не имеются в открытом доступе. В ближайшие пять лет искусственный интеллект образование не изменит, но в ближайшие 20 – возможно.

Реклама

Иван Примаченко. Фото: личный архив

Иван Примаченко. Фото: личный архив

"Работа учителя будет автоматизирована одной из последних на рынке труда"

- Значит, роль учителя тоже кардинально меняется?

Не пропусти!
Украина сыграет со Швецией в плей-офф Евро: где, когда и во сколько
Украина в 1/8 финала Евро сыграет со Швецией

- Роль учителя всегда была многокомпонентной, а теперь еще больше. Конечно, раньше главной ролью учителя была ретрансляция знаний – учитель имеет знания и передает их аудитории. Сейчас у всех, кроме учебников, есть интернет, где есть неограниченное количество знаний. Поэтому учителя часто чувствуют, что их авторитет уменьшается. Но я не считаю, что их роль становится меньше, потому что у них есть другие компоненты, которые становятся более важными. Они – менеджеры, управляющие классом, и эта роль очень важна сейчас, когда ученики часто отвлекаются на устройства, быструю жизнь вокруг. Учителя теперь становятся менторами, которые могут работать индивидуально с каждым студентом – должны увидеть его слабые и сильные стороны и построить траекторию обучения. Учитель еще выполняет функцию психолога и должен поддерживать учеников, одновременно он является образовательным дизайнером, который планирует учебную программу для класса, одного ученика и опирается на современные методы. У учителя очень много компонентов, и некоторые действительно стали менее важными, но они не становятся менее востребованными. По поводу опасений, что машины заменят учителей, есть высказывание Артура Кларка: "Если машина может заменить учителя, то такого учителя обязательно нужно заменить". Работа учителя будет автоматизирована одной из последних на рынке труда.

- Вы сказали, что уже некоторые онлайн-курсы предлагают полноценную степень, диплом. Онлайн-курсы будут все же конкурировать с традиционными вузами, или они будут дополнять друг друга?

- В основном это сотрудничество. Например, Coursera договаривается с Университетом Аризоны о создании учебной онлайн-программы, и Coursera только партнер. Могут университеты с нуля работать исключительно как онлайн-платформа? Да. Udacity попыталась это сделать. Но они сузили свою сферу до компьютерных технологий, и они очень успешны. Я не вижу для этого принципиальных препятствий, но, на самом деле, сейчас это скорее исключение, а дальше будет обычным делом.

- То есть вполне возможно, что университеты будут переходить в онлайн?

- Это возможно для некоторых университетов, которые существуют в условиях ограниченных ресурсов. Но есть вещи в обучении, которые нельзя передать онлайн. Нельзя изучать онлайн хирургию, например. Но можно изложить теорию, можно позволить студентам просматривать лекции. Например, Гарвардская медицинская школа уже много своей теории перенесла в онлайн, впрочем, это смешанное обучение – практические занятия проходят в университете. Нельзя заменить общение, нетворкинг – образование рабочих и дружеских связей, которые потом будут служить в течение жизни. С другой стороны, я не верю в будущее чисто офлайновых университетов без цифровых технологий.

"Мы хотим, чтобы курсы Prometheus признавались государством"

- Prometheus начал работать в 2014 году. Как с тех пор изменился подход к онлайн-курсам?

- Большинство людей сначала удовлетворяли просто видео-лекции, какие-то простые тесты. На данный момент ожидают гораздо больше интерактива, сложных задач, дискуссий на форуме, специализированных учебных модулей, созданных под этот курс. Конечно, люди гораздо больше ожидают интеграции с реальностью – у нас стало больше курсов, которые строятся на сотрудничестве с компаниями, которые могут использовать сертификат как пропуск на собеседование. Или, например, Министерство образования признает результаты обучения как повышение квалификации. И пять лет назад мы не ожидали, что можно учиться через мобильные устройства. Два года назад Prometheus выпустил мобильное приложение. Ландшафт онлайн-курсов серьезно изменился. Количество курсов и слушателей выросло взрывообразно. Если пять лет назад мы надеялись, что когда-то у нас будет 50 курсов и 200 тысяч зарегистрированных пользователей, то сегодня у нас более 150 курсов и свыше миллиона зарегистрированных.

- А сейчас видите, как дальше будет развиваться платформа?

- Мы хотим, чтобы курсы Prometheus признавались государством. Мы запустили более десятка курсов для учителей, на которых учатся сотни тысяч людей, и перевели ряд курсов топовых западных университетов повышения квалификации учителей. И теперь учитель из любой точки Украины может зайти на наш перевод курса Колумбийского университета о том, как учить детей по самым современным образовательным методикам, пройти его и получить сертификат. Этот сертификат государство засчитывает как повышение квалификации вместо местного Института последипломного образования, который ранее был единственным вариантом. Это то, что происходит с учителями, и мы хотим распространить это на другие специальности. Конечно, мы будем работать с вузами. Уже 24 университета используют наши курсы. У нас будет куча новых курсов. Пока не могу раскрыть все детали.

"Есть парень, который в 15 лет начал изучать программирование на Prometheus. Через год он получил первую работу в стартапе"

- В этом году Prometheus залил курс "Основы программирования 2019", который заменяет курс от 2015 года. Как вообще часто онлайн-курсы нужно обновлять?

- Это зависит от курса. Некоторые мы обновляем, приглашаем преподавателей и переснимаем лекции. В основном это даже не объявляется. Например, есть курс по антикоррупционному законодательству – мы его несколько раз обновляли, потому что старые лекции уже не соответствуют законодательству. И так постоянно. Были курсы, которые были актуальными определенное время, потом преподаватели не смогли их обновить – мы их убрали. Так, был курс по налоговой системе, когда налоговое законодательство изменилось, а курс – нет, мы его убрали, чтобы не вводить в заблуждение слушателей. Некоторые курсы мы перезапускаем, и очень громко, как "CS50 Основы программирования". Этот процесс идет, и мы стараемся держать руку на пульсе. С другой стороны, есть курсы, которые не устаревают, например, "Избранные вопросы европейской истории" Ярослава Грицака.

- Какой реальный эффект дают онлайн-курсы слушателям? Вы отслеживаете, как пользователи курсов используют полученные знания, навыки – возможно, кто-то сменил профессию?

- Мы стараемся поддерживать обратную связь. У нас собралась внушительная база историй наших слушателей. Есть парень, который в Prometheus начал в 15 лет изучать программирование. Через год он получил первую работу в одном стартапе во Львове. Есть мама, не вакцинировавшая своих двух детей, а после прослушивания курса по критическому мышлению переосмыслила свое отношение к вакцинации. Такие примеры, когда люди меняют глубокие убеждения, особенно, когда это касается здоровья и жизни – это впечатляет.

- Coursera и edX имеют платные курсы. Будет ли Prometheus тоже использовать такой подход?

- Мы думаем над этим. Это точно будет не для всех курсов. Но мы размышляем над тем, чтобы часть курсов по повышению квалификации для тех специалистов, которые, очевидно, могут заплатить за них, стали платными, чтобы мы могли делать большее количество качественного контента.

Напомним, ранее новости "Сегодня" рассказывали, как в Киеве открыли первое в Европе креативное пространство для работников образования. Подробности в сюжете.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять