Суды без охраны, судьи без защиты: почему в Украине третья власть не в безопасности

24 октября 2017, 07:26

Корчинский Александр , Александр Ильченко

Место, где вершат правосудие, часто напоминает проходной двор

В Украине действуют 675 местных и апелляционных судов, а также 34 органа системы правосудия, они занимают 768 помещений, но только 136 из них охраняются круглосуточно, то есть лишь каждое пятое. Более половины — 464 — вообще без охраны. Остальные — под присмотром только ночью (7) либо только днем (161).

Реклама

Раньше безопасность судов обеспечивали сотрудники спецподразделения органов внутренних дел "Грифон". С созданием Нацполиции их оттуда убрали, и суды фактически остались без охраны. Там же, где она еще есть, всего один-два стража порядка. Столь слабая защищенность служителей Фемиды заставляет их бояться преступных посягательств. А по большому счету сказывается на независимости судебной системы, что отмечают и международные эксперты. В сложившейся ситуации разбиралась "Сегодня".

-1_170

ССО, Такс и... Дротики для дартса

"Грифон" должна была заменить Служба судебной охраны. Из-за отсутствия госфинансирования в 2015—2016 годах этого сделать не удалось. На ее создание бюджетом-2017 было выделено около 350 млн гривен. Однако ССО пока нет.

— С момента вступления в действие Закона о Нацполиции начали массово снимать охрану судов, о чем нас не удосужились уведомить официально, — рассказывает "Сегодня" председатель Государственной судебной администрации Зеновий Холоднюк. — Создаваемая Служба судебной охраны — это госструктура специального назначения. На нее ляжет не только охрана помещений судов, но и обеспечение безопасности судей, работников аппарата судов, других участников судебного процесса. По сути, это функции, которые ранее выполняли спецподразделения правоохранительных органов.

Реклама

По словам Холоднюка, в распоряжении подготовленных сотрудников будут специальные средства и огнестрельное оружие — автоматы, пистолеты. Закон о судоустройстве и статусе судей предусматри­вает, что Государственная судебная администрация должна обеспечить полное функциони­рование ССО к 1 января 2018-го. 

Хо­лоднюк надеется, так и будет.

После трагической гибели харьковского судьи Владимира Трофимова, вызвавшей большой общественный резонанс, его коллеги обратились к власти с просьбой усилить охрану судов, оснастить здания, кабинеты сигнализацией, сканерами, тревожными кнопками, металлодетекторами, обосновывали ограничение разглашения информации о местожительстве работников судов, ближайших родственников...

Увы, не было реализовано почти ничего. В конце прошлого года представители судебной власти вновь привлекли внимание к бедственному положению с охраной. Риски значительно выросли на фоне ухудшения общей криминогенной ситуации и особенно террористических проявлений.

Действительно, некоторые суды напоминают проходной двор, куда легко попасть тому, кто намерен сорвать заседание, напугать судью, учинить расправу за принятое им решение, устроить пожар, заложить взрывное устройство...

Реклама

Об этом говорили и участники круглого стола "Влияет ли состояние безопасности в украинских судах на независимость решений Фемиды?", состоявшегося недавно под эгидой Консультативной миссии Евросоюза.

Выступавший на нем советник по безопасности совета правосудия Нидерландов Кейс Такс изучал ситуацию в пяти судах Киева, Львова и Харькова. Его мнение: объекты охраняются недостаточно, условия работы персонала не гарантируют им надежной физической защиты. Такс назвал украинских судей "смелыми людьми, выполняющими свой долг без прикрытия какими-либо мерами безопасности".

— Наивно надеяться на то, что вспышка насилия минует отправление правосудия, — говорит эксперт. — Инциденты, связанные с угрозами, ежедневно влияют на судей и суды.

Злоумышленники могут реализовать эти угрозы, к сожалению, беспрепятственно... За безопасность суда должны отвечать минимум четыре хорошо подготовленных сотрудника в смену, а не один-единственный полицейский при входе в здание. Для снижения уровня угроз необходимы средства углубленной проверки, позволяющие выявить оружие, боеприпасы, взрывоопасные, колюще-режущие предметы вплоть до дротиков для игры в дартс...
По словам Такса, "если судья в Нидерландах считает, что ему угрожает какая-то опасность, то он имеет право не выходить на работу, пока сохраняется риск и угрозу не устранят". В Украине о такой постановке вопроса и не слышали...

Приватность: данные не для всех

Глава Совета судей Валентина Симоненко подняла вопрос о доступе к информации.

Реклама

— В реестре судебных решений публикуются фамилии и имена судей, рассматривающих дела о сепаратизме, предательстве интересов Украины, боевиках так называемых террористических организаций "ДНР" и "ЛНР", и здесь важно четко понимать, где баланс между прозрачностью судебного решения и безопасностью судьи. Возможно ли в таких случаях неразглашение фамилий и имен участников процесса?

Кейс Такс сообщил, что в голландской судебной системе правосудия четко прописаны нормы права на личную жизнь, защиту персональных данных.

— Пока длится процесс, фамилии его участников, как правило, не афишируются, а иногда предпринимаются дополнительные меры безопасности, — конкретизирует европейский эксперт. — Предусмотрены наказания за разглашение персональной информации, например в виде штрафов к виновным. Приватность должна быть защищена...

Недавно принятая в Украине судебная реформа предполагает максимальную открытость и прозрачность деятельности судов. По словам одного из ее идеологов, члена Высшей квалификационной комиссии судей Украины Станислава Щетки, даже на заседание Верховного суда без проблем пропустят любого желающего.

Как в этом случае свободный "пропускной режим" и открытость судов совместят с усилением мер безопасности, пока не совсем ясно самим представителям "третьей власти".
Перед выходом материала Зеновий Холоднюк сообщил "Сегодня", что Государственная судебная администрация согласовала с руководством МВД Украины перечень объектов, которые подразделения Нацполиции и Нацгвардии будут охранять до того, как этим займется ССО. Перечень должен утвердить Кабмин.

ЧП за ЧП: опасная профессия

Служители Фемиды не раз становились жертвами преступлений.

В 2005 году после вынесения приговора было совершено покушение на ровенскую судью Аллу Бандуру: женщина получила 12 ножевых ранений и чудом осталась жива.

Осенью того же года неизвестные похитили председателя одного из районных судов той же Ровенской области Виктора Лопацкого, вывезли его за город, привязали к столбу, жестоко избили, машину сожгли. Лопацкий выжил. В марте 2006-го по окнам его дома стреляли. После этого судью пять лет круглосуточно охранял "Грифон". Но когда на время отпуска охрану сняли, Лопацкий при загадочных обстоятельствах... утонул.

В тренде
Настоящей весны в Украине придется подождать: прогноз погоды на весь май

Зимой 2009 года под Киевом в лесу нашли сгоревшую иномарку судьи Высшего хозяйственного суда Украины Михаила Михайлюка. В салоне находилось обугленное до неузнаваемости тело. Эксперты сочли, что Михайлюка сначала убили, а затем сожгли в автомобиле. По версии же следствия, это был суицид. Но мотивы не выяснены до сих пор.
В марте 2011-го в столице был жестоко убит судья Шевченковского районного суда Сергей Зубков.

В сентябре того же года тело судьи Киевского апелляционного административного суда Оксаны Дурицкой нашли в заливе столичного массива Оболонь. Ее отец, также судья, за несколько лет до этого подвергся разбойному нападению, стал инвалидом и был вынужден уйти с работы.

Пять лет назад были убиты судья Фрунзенского районного суда Харькова Владимир Трофимов и трое членов его семьи. Обезглавленные тела обнаружил старший сын жены судьи от первого брака.

В 2013 году Днепровский районный суд Киева арестовал адвоката Виктора Смолия, которому инкриминировалось покушение на судью Шевченковского райсуда столицы во время избрания меры пресечения подзащитному — активисту "Дорожного контроля".

Эти и другие ЧП произошли, когда безопасность судей и судов обеспечивал "Грифон". По данным ГСА Украины, за 2016—2017 годы в адрес руководителей высших органов системы правосудия поступило около 300 обращений, авторы которых указывали на грубые нарушения в этой сфере, что, по их мнению, привело к вмешательству в осуществление правосудия.

Как наши бойцы на верблюдах в аэропорт ездили

Ветераны Госслужбы охраны при МВД Украины (ныне Департамент полиции охраны Нацполиции) поделились с нами новыми эксклюзивами о приключениях бойцов спецпод­разделения "Титан", занимавшихся охраной важных грузов, а впоследствии и персон.

"Я эту дорогу купил!"

Однажды "Титан" заключил договор на охрану доставки товара в Среднюю Азию.

— Груз шел в автомобильных фурах, наши бойцы сопровождали на своей машине, — говорит первый командир "Титана" экс-полковник Владимир Мисаи­лов. — Пересекли несколько границ СНГ, в одной из южных республик долго ехали по абсолютно пустынной дороге и вдруг уперлись… в шлагбаум! Прямо посреди степи… А возле шлагбаума стоят сержант и майор в милицейской форме (это была середина 90-х, форма по всему СНГ еще в основном была старая, советского образца). Майор расспросил, кто такие, откуда и куда едут, посмотрел документы. А потом говорит: "Понимаете, я этот участок дороги купил, причем очень дорого дал. Теперь этот участок платный, обычно я с машины беру столько-то, но с вас возьму наполовину меньше, я сам форму ношу и ее уважаю". И даже показал какие-то бумаги, по которым выходило, что майор действительно эту дорогу приватизировал и зарегистрировал сделку в местном совете! Что делать, пришлось платить. Платили не наши бойцы, а экспедитор, сопровождавший груз, у него была некая сумма, выданная хозяином груза на непредвиденные расходы.

На этом приключения наших бойцов, отправившихся на ненадежных "Жигулях" за тысячи километров в Среднюю Азию, не закончились. В месте окончания маршрута наряд сдал груз кому положено и выехал обратно. Но у одного из аулов машина сломалась. Что делать? Договорились, что часть наряда сядет в одном из ближайших городов в самолет и улетит в Киев. А водитель еще с одним бойцом (по одному у нас было категорически запрещено находиться, где бы то ни было, ведь все с оружием, мало ли что) остались ремонтировать машину, чтобы потом все же перегнать в Украину.

new_image3_437

"Титан". Занятия по рукопашному бою проводились регулярно

Все бы хорошо, но как попасть в аэропорт? Спросили насчет попутки в ауле, там только руками развели: мол, нет и не предвидится. Но предложили ехать… на верблюдах! Пришлось соглашаться. Представляете картину: по степи медленно и гордо идет небольшой караван, на трех верблюдах восседают наши бойцы в форме и с автоматами! Но так и было. До аэропорта добрались за сутки с небольшим, прилетели в Киев. И… угодили все трое в госпиталь.

Оказалось, что по дороге их замучила жажда, и они, глядя на местных жителей, напились подозрительной воды из арыка. Расплатой стало жесточайшее расстройство желудка. А еще что-то вроде чесотки от каких-то блох, которых нахватались от верблюдов — насекомые жили в шерсти животных. Словом, тот рейс запомнился многим, в том числе нам, коман­дирам, и надолго…

— Еще был инцидент в одной из республик Средней Азии, — продолжает Мисаилов. — Наш наряд доставил туда груз, старший группы пошел на почту доложить мне о выполнении задачи по междугородному телефону. Спрашиваю: все прошло нормально? Отвечает, мол, в основном да, но был один эпизод, о котором доложу лично, не по телефону. И по приезде рассказал вот что. Сдали они груз, и старший вышел на городскую улицу: в форме, с оружием. Видит, идет какой-то местный товарищ в костюме и галстуке, с ним девушка. Заметила нашего бойца и громко так говорит спутнику, мол, смотри, какой необычный военный, форма странная… А важный товарищ вдруг дает команду по-русски, дескать, ко мне! Наш боец в недоумении: кто это такой, чтобы командовать? А тот неожиданно крикнул что-то на своем языке, и из расположенной рядом школы местной милиции подбежало несколько курсантов. И по стойке смирно выстроились перед важным деятелем. Тот скомандовал им арестовать нашего бойца! Его взяли (сопротивляться, понятно, он не стал, все же местные власти) и отвели в райотдел милиции, где и заперли в КПЗ. Что любопытно, не разоружили (он был с пистолетом), но более суток допрашивали. Интересовал их один вопрос: почему, мол, не выполнил команду важного товарища, оказавшегося… генералом милиции и заместителем министра внутренних дел. И вообще, как здесь оказался? Ну, в итоге разобрались, доводить дело до международного скандала не стали и нашего бойца отпустили…

Приключения в Чечне

В другой раз спецназовцам довелось сопровождать необычный груз — очень популярный в 90-х спирт "Ройял" в Чечню, причем буквально накануне первой чеченской войны.
— Везли его в бутылках (делали спирт, по-моему, в Польше), которыми забили целый почтовый вагон, — вспоминает заместитель Мисаилова экс-полковник Борис Чебан. — А мы, наряд, ехали в купе проводников. Тоже не обошлось без приключений. До крупной станции мы доехали нормально, в составе большого поезда. А потом нас отцепили, и тепловоз потянул вагон по какой-то боковой ветке дороги, уже в Чечне. Неожиданно прямо посреди поля мы встали. Смотрим, а тепловоз отцепился и уехал, мы остались одни. Через какое-то время нас окружила изрядная толпа местных жителей. И началась буквально осада. Сначала угрожали, но штурмовать не посмели, мы все же все с автоматами. Потом пытались подкупить… Долго шли переговоры, пока не появился посланец от хозяина груза, который, не получив подтверждения о прибытии вагона на место, забеспокоился. Словом, договорились с местными (заказчик ведь тоже был из Чечни, какой-то отставной офицер), обошлось без эксцессов. Пригнали тепловоз, и груз прибыл по назначению.

— Отдельный разговор — как, путешествуя без особых удобств, сходить в пути в туалет, — смеются ветераны. — Это вроде пустяк, но в жизни очень важно. Как-то ехали в пассажирском вагоне, но туалет не работал, был 30-градусный мороз, и система слива воды замерзла. Приспособились делать это в междувагонном пространстве, там, где сцепка и мостик поднимающийся. Однажды боец примостился там сбоку, а мостик, оказалось, был плохо закреплен. Поезд тормознул, мостик резко поднялся и поддал бойцу под заднее место… Так он и влетел в вагон с опущенными штанами и примороженным задом с огромным синяком…

new_image2_509

Защита. Бойцы спецподразделения тренировались охранять не только грузы, но и важных персон

Проблемы с оружием

Через какое-то время многие страны СНГ, в том числе Россия, приняли решение, чтобы запретить гражданам других государств, в том числе милиции, находиться на их территории с оружием.

— Как раз в момент принятия такого решения, — вспоминает Владимир Мисаилов, — группа наших сотрудников находилась на вокзале в Казани. Они, как обычно, были вооружены автоматами и пистолетами. И тут к ним подходит группа местных милиционеров и требует сдать оружие, ссылаясь на только что обнародованное решение российских властей. Наши уперлись: мол, нам таких команд никто не давал, оружие не вы нам выдавали, не вам и отбирать… Очень напряженный был момент, слава богу, до стрельбы не дошло, оперативно наше руководство решило все через Москву, и наряд "Титана" уехал на родину со своим оружием.

— Но в дальнейшем были проблемы, — вспоминает Борис Чебан. — И без оружия ехать нельзя, какие же мы тогда охранники, и с оружием запрещено… Чего греха таить, прятали оружие в вагонах. Автоматы в тайнике, оборудованном в не работавшей топке, пистолеты в нишах вроде тех, где располагались динамики… Но, если честно, нас и не обыскивали, как правило, форму все же коллеги уважали. Однако, когда требования ужесточились, мы уже не рисковали прятать оружие. Тогда заключали совместные договора с сопредельными странами. Например, сопровождаем груз в Россию. Перед границей, в Глухове, сдаем свое оружие в местный украинский райотдел, а после пересечения границы нас уже встречает вооруженный российский наряд, имеющий право применять оружие на своей территории. Так совместными силами и сопровождали груз до места назначения. И назад так же, если что-то везем, после границы мы вновь вооружаемся.

Что касается применения оружия, то это случалось, хотя и редко. Да и то не по людям, а в порядке предупреждения. Например, везли мы как-то сахар в 20-тонных фурах в Белоруссию. И перед границей представитель заказчика неожиданно говорит: через пункт пропуска не поедем, там пошлины платить надо, мы сэкономим и пойдем лесными тропками… Я, как старший охраны, возражал, потому что понимал: в этих болотистых лесах фуры просто завязнут. Однако бизнесмен настаивал, у него даже появилась группа поддержки на легковушке, перегородившая нам дорогу. Пришлось дать из автомата предупредительную очередь поверх голов, при этом я заявил, что следующая будет по машине (конечно, я отчасти блефовал, но выхода не было). Впрочем, закон позволял нам применять оружие в случае нападения на охраняемый объект. В итоге поехали, как положено, по утвержденному маршруту, как и было записано в нашем договоре.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять