"Туристический бум через полгода": что будет с Чернобылем после окончания карантина

26 апреля 2020, 06:30

Игорь Рец Игорь Рец

Организатор туристических туров в Чернобыль Елена Фомина рассказала о ситуации в Зоне отчуждения, разрушении памятников из-за пожаров и вандализма, и о перспективах после окончания эпидемии COVID-19

Елена Фомина уже десять лет работает в сфере чернобыльского туризма, занимается тренировкой сопровождающих в Зону отчуждения и руководит общественной организацией "Chornobyl NOW". Вместе с другими волонтерами Елена помогала спасателям, которые тушат пожары в Чернобыльской зоне отчуждения. Волонтеры закупали и везли в зону маски, воду, предметы первой необходимости и дизельное топливо. Сайт "Сегодня" пообщался с Еленой Фоминой о ситуации в Чернобыле, разрушении памятников из-за пожаров и вандализма, а также о перспективах чернобыльского туризма после окончания эпидемии COVID-19.

Реклама

- Как вы узнали о пожарах в Чернобыле?

- Мы работаем в Чернобыле. Мы каждый день мониторим все то, что там происходит. Для нас это мир, в котором мы живем. Соответственно, не знать, что там происходит, мы не можем.

- В чем опасность пожаров, которые происходили в течение апреля в Чернобыльской зоне отчуждения?

- Пожары в Чернобыльской зоне случались и раньше и они ежегодно периодически повторяются. Конкретно эти пожары опасны тем, что огонь вплотную приблизился к таким важнейшим объектам как Припять, Чернобыль-2, Чернобыльская АЭС, пункт захоронения радиоактивных отходов "Подлесный". Действительно, чудо, что погодные условия способствовали тушению пожара, ветер изменил направление и огонь не распространился дальше на Припять. Если мы говорим о потере Припяти, о потере Чернобыля-2, мы говорим о потере Чернобыльской зоны как таковой.

Реклама

Самая значительная нематериальная потеря, которую понесла украинская культура – потеря культурного наследия Полесья. Там каждый дом – реликвия. Чернобыльская зона отчуждения – своеобразная капсула времени. Там много чего сохранилось. Горели не просто поля, леса, дома – горела наша история.

Этот пожар для нас всех стал тревожным звонком: "Обратите, пожалуйста, внимание!". Исполняющая обязанности главы государственного агентства Украины по управлению Зоной отчуждения Екатерина Павловаговорила, что Зона отчуждения не была готова к масштабному пожару. Не были проведены работы, которые должны проводиться своевременно для предотвращения распространения огня и максимального контроля ситуации. Я думаю, что материальное обеспечение пожарных частей Чернобыльской зоны отчуждения тоже не на должном уровне. И это действительно звонок для нас всех, чтобы на всех уровнях приложить максимум усилий, чтобы не допустить повторения таких пожаров в будущем. Первым шагом в этом направлении должно стать наказание виновных в пожаре, которые состоялись сейчас.

По моему мнению, должна быть введена уголовная ответственность за поджоги в Чернобыльской зоне, так как они встречаются очень часто. Глава агентства также склонна считать, что, скорее всего, будет рассматриваться версия поджога, ведь очаги возгорания находились на очень больших расстояниях – 30-50 километров. И пожарные действительно не знали, куда им бежать и где начинать тушить, потому что огонь распространяется быстро и с разных направлений.

- О каком именно уничтожении культурного наследия в результате пожара идет речь?

- Было уничтожено село Лелив. Оно полностью сгорело дотла. Село считалось наиболее сохранившимся по внутреннему наполнению домов. Уезжая в Зону отчуждения, вы попадаете в эпоху, которая не существует сегодня – в эпоху Советского Союза. В селе Лелев была прекрасная школа, где было много советских постеров, плакатов, баннеров, лозунгов, книг, сельскохозяйственных принадлежностей. Все было в прекрасном состоянии.

Фото предоставлено собеседником: школа в с. Лелив до пожара
Реклама

Эти локации были чрезвычайно интересны тем, кто углубляется в историю. Есть однодневные ознакомительные визиты, а есть 2-3-дневные поездки, где люди приезжают и делают целые фотопроекты на тему Чернобыля, постапокалиптики, Полесья. Лелев сгорел дотла, там ничего не осталось. Также огонь уничтожил пионерский лагерь "Изумрудный" и часть пионерского лагеря "Сказочный".

Фото предоставлено собеседником: пионерский лагерь "Изумрудный" до пожара

- В прошлом году президент во время запуска нового безопасного конфаймента говорил о необходимости менять негативное восприятие Чернобыля. Как, на ваш взгляд, туристы вообще должны воспринимать эту территорию?

- Ключевая фигура при посещении и восприятии Зоны отчуждения – сопровождающий. Ни один визит в зону не проходит без этого человека. Общественная организация "Chornobyl NOW" работала над подготовкой профессиональных, квалифицированных сопровождающих в проекте "Chornobyl guide's school". Чтобы не допустить восприятия этой территории как парка развлечений, "Диснейленда".

Человек, который проводит вас и показывает вам историю Зоны отчуждения, на самом деле и формирует ваше восприятие зоны. Я убеждена, что чернобыльский туризм должен быть исключительно образовательным, а никак не развлекательным. Интерес к чернобыльской тематике постепенно рос в предыдущие годы: В 2018 Зону отчуждения посетили 80 тысяч человек, в 2019-м – 124 тысячи. В этом году мы планировали, что посетит около 200 тысяч, но, к сожалению, COVID-19 и закрытые границы привели к тому, что самолет под названием "Чернобыльский туризм" был сбит прямо на взлете.

Вопросы "Как интерпретировать Чернобыль?", "Как к нему относиться?" возникает у очень многих людей. "Украина – Чернобыль" – это такой магнит, который есть в сознании. Мы проводим мониторинг, опросы, общаемся с людьми, которые посещают Зону отчуждения. Мы их спрашиваем: "Вы приехали в Украину или в Чернобыль?". И очень много людей едут в Украину, едут в Киев именно потому, что вблизи Чернобыль. Их интересует Чернобыль. Таким образом мы используем такой негативный концепт в положительном русле.

Реклама

Это способствует развитию экономики, это новые рабочие места. Мы говорим не просто о Чернобыле, мы говорим об украинской культуре. Есть сопровождающие, которые рассказывают об истории Украины со времен Киевской Руси. Если мы говорим о работе с иностранцами – мы формируем имидж нашей страны через призму Чернобыля. Да, мы используем этот магнит, ведь людям это интересно. Я убеждена в том, что каждый человек должен посетить это место, чтобы как-то переосмыслить, иначе посмотреть на рутину, жизнь и обыденность.

В тренде
В Украине в пятницу будет настоящая весна: где потеплеет до +18

- Почему люди едут в Чернобыль?

- Людям просто интересно. Многие учатся в таких поездках. Очень многие люди боятся, не знают, что такое радиация. Многие люди считают, что Чернобыль – что-то мертвое, но это живое, ведь человек ушел, а природа восстановилась – краснокнижные виды животных, медведи, лоси, лошади Пржевальского, волки, лисы, огромное многообразие растений.

Фото предоставлено собеседником: Чернобыльская зона отчуждения

- В YouTube немало видео, на которых блогеры ездят нелегально в Чернобыль, живут в заброшенных домах, известны и факты вандализма. Насколько эта проблема серьезна?

- Когда вы едете в поездку, с вами есть сопровождающий, который отвечает за вашу безопасность, соблюдение правил в Зоне отчуждения. Сопровождающий контролирует, чтобы человек не отклонялся от маршрутов, ведь мы знаем, что Зона отчуждения до сих пор загрязнена. Некоторые территории даже достаточно сильно загрязнены, но туда просто запрещено выезжать. Все маршруты для посещения промеряны и безопасны. Сопровождающий по маршруту следит, чтобы вы двигались правильными путями, придерживались маршрутов и не подвергали себя опасности.

Люди, которые нелегально попадают в Зону отчуждения, подвергают опасности себя и совершают надругательство над нашей историей. Представьте, что чувствуют в этот момент жители Припяти, когда видят раскрашенную стелу? Для них это боль. Очень много людей эвакуированы, и они до сих пор даже не могут туда поехать, потому что до сих пор испытывают боль.

Мы даже проводили параллели – "Чернобыль – Донецк". Я общаюсь с Татьяной Яловчак, украинкой, покорившей Эверест. Она переселенка из Донецка. Я ее постоянно приглашаю в Чернобыль, а она говорит: "Я не могу. Я так же, как те люди, потеряла все. У меня до сих пор болит".

Мы должны усилить контроль за территорией, периметром, увеличить штрафы. Штрафы должны быть такими, чтобы никто не хотел ехать туда нелегально, вместо того, чтобы пользоваться официальными услугами.

- На здании "Энергетика" в Припяти видел следы от стрельбы из огнестрельного оружия. Как оказалось, они появились после учений Нацгвардии. Как вы относитесь к таким случаям разрушений?

- Я знаю, что некоторые туроператоры очень радикально реагируют на тренировки Нацгвардии в Припяти, но мы должны не забывать, что в стране война. Благодаря ребятам, которые тренируются, мы имеем возможность общаться в комфортных обстоятельствах. Поэтому я благодарна, что они там сейчас защищают нас. Там никто не подвергался опасности. Многие люди против тренировок Нацгвардии из-за того, что Припять закрывается для визитов. Это также дискомфорт для туроператоров, ведь необходимо переносить дату тура и т.д.

Я считаю, если принять во внимание то состояние, в котором находится сейчас наша страна, это нормально. Пусть тренируются, но не разрушают фасадов, не используют огнестрельное оружие. Я против разрушения Припяти, но не против тренировок в Припяти, ведь нужно учитывать, что страна в состоянии войны.

- Как вы видите перспективы чернобыльского туризма после пандемии?

- Я страшная оптимистка. Есть два сценария: позитивный и негативный. Люди полгода-год в целом не будут путешествовать из-за отсутствия средств и риска подвергать себя опасности. Поэтому некоторое время люди будут путешествовать внутри страны. И когда будут закрыты границы, но людям уже можно будет путешествовать внутри страны, здесь мы и пригласим их в Зону отчуждения.

Что касается иностранцев – здесь Украина в выигрышном положении. Мы близко, в центре Европы, с нами удобное авиасообщение, и у нас дешево.

Мы не останавливаемся, мы используем это время как возможность проработать новые туристические продукты, в очередной раз как-то позвать людей приезжать в Украину. Я предсказываю страшный бум сразу через полгода после окончания карантина. Человек – существо социальное и должен компенсировать период тотального закрытия. И лучший способ "перезагрузиться" – это путешествия.

Все подробности в спецтеме Пожары в Чернобыле

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...
Хочешь быть в курсе последних событий?
Подпишись на уведомления. Показываем только срочные и важные новости.
Хочу быть в курсе
Я еще подумаю
Пожалуйста, снимите блокировку сообщений в браузере!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять