Как живут душевнобольные: 1,5 грн в день, драки и домагательства

"Сегодня" побывала в больнице для людей с расстройствами психики

"Александровка". Пациенты жалуются на плохую еду, но говорят: "Есть места куда хуже!". Фото: Илья Дьяков
"Александровка". Пациенты жалуются на плохую еду, но говорят: "Есть места куда хуже!". Фото: Илья Дьяков
"Александровка". Пациенты жалуются на плохую еду, но говорят: "Есть места куда хуже!". Фото: Илья Дьяков
"Александровка". Пациенты жалуются на плохую еду, но говорят: "Есть места куда хуже!". Фото: Илья Дьяков
"Александровка". Пациенты жалуются на плохую еду, но говорят: "Есть места куда хуже!". Фото: Илья Дьяков
"Александровка". Пациенты жалуются на плохую еду, но говорят: "Есть места куда хуже!". Фото: Илья Дьяков
1/6

Происходящее в психиатрических больницах и интернатах для душевнобольных обычно надежно скрыто от посторонних стенами и заборами. За пределы таких учреждений выходит разве что информация о визите чиновника с подарками к празднику, если такое случается. А вот о далеких от европейских норм условиях проживания, сексуальных домогательствах и копеечной сумме от государства предпочитают помалкивать. Корреспондент программы "Сегодня" телеканала "Украина" посмотрела, как живут люди по ту сторону решетки.

Реклама

Первый наш пункт назначения — Одесская областная психбольница №2, в простонародье — "Александровка". Одноименное село расположено на берегу Аджалыкского лимана. Для его жителей больница — кормилица, поэтому о проблемах, присущих и этой больнице, и другим подобным заведениям по всей стране, местные предпочитают молчать. Чего доброго, еще закроют учреждение — где тогда работу искать и как зарабатывать на кусок хлеба?

Территория лечебницы обнесена забором, вход — через КПП. Нас встречает охранник и сообщает, что руководства нет на месте, ведь выходной. Но мы настаиваем на встрече с тем, кто есть. Ведь в таком визите крайне важен момент внезапности, чтобы увидеть реальность, а не показуху. К нам выходит дежурный врач. Представляемся: мы — "Сегодня", с нами — двое правозащитников от международной гражданской организации по правам человека. Врач удаляется сделать звонок, вскоре возвращается, пожимая плечами: войти нам запрещают. Просим его связаться с заведующим больницей и передать трубку, в результате, после длительных телефонных препираний, таки получаем разрешение зайти!

БЫВШАЯ ТЮРЬМА. "Александровка" напоминает маленький городок. Одноэтажные здания разбросаны по территории рядом с пустующими цехами. Около семидесяти лет назад в них работали заключенные исправительной колонии. На окнах больницы и сейчас решетки, на дверях — амбарные замки, а дверные ручки есть только у персонала (таковы правила безопасности, присущие многим аналогичным учреждениям в нашей стране). В некоторые комнаты едва просачивается дневной свет. "Окна заложены кирпичами?" — спрашивает правозащитник. В ответ пациенты утвердительно кивают.

"НЕТ КНИГ, ЗАТО В ТУАЛЕТ — КОГДА ХОЧЕШЬ!" Ходить по территории самостоятельно запрещено, все передвижения — только под присмотром санитаров. Для прогулок людей у клиники есть асфальтированная площадке всего в несколько метров, огороженная металлическим забором. Но даже вот так подышать свежим воздухом выпускают не всех и не всегда.

"Почаще бы разрешали гулять", — говорит нам мужчина, который всего пару недель как оказался в больнице. "Гулять" — значит сидеть на лавочке и смотреть в пустоту, потому что здесь нет ни книг, ни настольных игр. В детском отделении лучше — там и мягкие игрушки, и даже футбольный мяч, а вот у взрослых одно развлечение — телевизор, который на весь корпус один.

Находиться в здании — приятного мало: едкий запах, стены в трещинах, туалет, покрытый ржавчиной. "Две дырочки на сорок человек", — жалуется пациент психбольницы, показывая нам почерневший санузел. "Зато работает круглосуточно", — перебивает его сосед. Говорит, раньше справлять нужду он был вынужден по графику: "Там, где я был до "Александровки", были похлеще порядки. А здесь, пожалуйста — туалет в любое время".

Кровати с панцирной сеткой стоят впритык, из-за чего пациенты буквально спят бок о бок. Им приходится ютиться в комнатах по 15—20 человек. Тумбочка — роскошь, такой предмет интерьера встретишь далеко не в каждой палате. И в этой обстановке некоторые из них проводят годы. Все, что видят перед собой при этом, — белые стены.
"Когда в последний раз вы были на улице?" — интересуюсь у пожилых людей, живущих в гериатрическом корпусе. Но они не помнят. Вспомнить не получается и у медсестер. Говорят — не хватает свободных рук, чтобы сопровождать всех на прогулки, ухаживать индивидуально. Нужно нормальное финансирование, тогда и условия будут нормальными.

Старики, которые могут подняться с кроватей без посторонней помощи, почти все время проводят в столовой — это небольшая комнатка в конце коридора. Пенсионеры сидят на деревянных лавочках без спинок и ждут положенных им порций. Ужин, который мы увидели на столе, правда, был похож на сухари, размоченные в воде. Но старики не жалуются. Зато не молчат те, кто помоложе. "Тут хуже питание, чем в тюрьме!", — говорит Анатолий, возмущаясь маленьким размером порций. В женском отделении нам говорят, что вся еда одинаковая, в меню одни только каши: "Собак дома лучше кормят, чем людей тут!". Ответ и тут один — нет денег.

Отказаться от небольничного режима в психиатрических лечебницах не могут, а для усмирения пациентов применяют психотропы. Заведующий вторым отделением "Александровки" Вадим Каминский объясняет: "Если больной агрессивен, может разбить стекло, как вы понимаете, может пораниться. Приходится купировать медикаментозно, и больной успокаивается".

ДРАКИ И ДОМОГАТЕЛЬСТВА. В психоневрологических интернатах ситуация еще плачевнее. Штатного врача там, как правило, нет. В лучшем случае он может приезжать раз в неделю или же вообще не приезжать, а персонал — зачастую женщины, которые боятся буйных подопечных.

Валентина Стукало, сестра-хозяйка Новосавицкого психоневрологического интерната, также расположенного в Одесской области, говорит, что с ее лица только сошли синяки: "Я разворачиваюсь, а он на меня сзади и давай душить. Фингал мне под глазом поставил". Пока женщину избивал один воспитанник интерната, другой пытался ее спасти и утихомирить разбушевавшегося соседа. Валентина говорит, чудом уцелела, и такое уже не впервые.

Рассказывает, мужчины не только поднимают руку, но и домогаются: "Он предлагает секс, а нет, так говорит, что сейчас все уйдут и он будет со мной разбираться. Ну, это страшно, конечно. Тогда звоним старшим и спрашиваем, что дальше делать, может, какую таблеточку применить. При возбуждении даем".

Лекарства для них — единственный выход, объясняют санитарки. Ответить кулаками им, во-первых, запрещено, а во-вторых, мериться силами с мужчинами сотрудницам интернатов и не хочется. Остаются таблетки да уколы: "Вот говорят, что у них права есть. А у нас какие права? Мы женщины, мы не можем".

"РАЗБИРАТЬСЯ НЕКОМУ". Отрешенный взгляд, несвязная речь, дрожащие руки и челюсти — такими люди становятся после приема психотропных веществ и транквилизаторов. Пациенты выглядят подавленными и практически не шевелятся даже при виде гостей. Галаперидол, аминазин, трифтазин — одни из самых дешевых, в том числе потому и самых популярных лекарств в украинской психиатрии. Побочные эффекты самые разнообразные — от тахикардии и гепатита до конвульсий и комы. Но доказать, что пациенту навредило именно лечение, практически невозможно, говорят правозащитники. Поэтому и привлечь врача к ответственности не выйдет. Да и вступаться за пациентов, обивая пороги судов или Минздрава, особо некому, говорят гражданские активисты — до душевнобольных никому нет дела.

ДЕШЕВО И СЕРДИТО. "Одна гривня пятьдесят копеек!", — восклицает заведующий вторым отделением "Александровки". Это, говорит, выделяется государством на одного больного в день. Вписаться в такой скромный бюджет невозможно.
Вадим Каминский говорит: "На эту сумму на одного человека нереально что-то сделать, потому что один шприц стоит 70 копеек, а сами препараты начинаются от 50 гривен и выше".

Покупать медикаменты для пациентов просят их родственников, если до них можно дозвониться. Но зачастую, после того как душевнобольной оказывается в клинике, его родные меняют номера телефонов, рассказывают нам в больнице. Поэтому так и лечат — в рамках неимоверно мизерного бюджета, то есть самыми дешевыми и "грубыми" лекарствами.

Читайте также:

Реклама на segodnya.ua Реклама
Все новости
Последние новости
Показать еще
Реклама на segodnya.ua Реклама
Говорит президент Украины
Больше заявлений Зеленского
ВСУ: главное
Подробнее
Война в Украине из космоса
Больше новостей
🙏 Keep Calm
Помощь во время войны
Больше новостей
Хроника обстрелов
Больше об этом
В поиске трудоустройства
Найти работу!
🏠 Квартирный вопрос
Новости недвижимости
🚘 Актуалка для владельцев авто
Что еще нового?
"Разом нас багато"
Нас не подолати
⚽ Фан-сектор
Болей за футбол!
Be in Techno Trends
Следить за новостями
⭐ Срачи прилетели
Больше скандалов
🔮 Предсказания & Гороскопы
Что еще говорят звезды?
Герої не вмирають!

Позывной "Депутат". Сергей Компаниец - старшина роты 93-й отдельной механизированной бригады "Холодный Яр". Воевал на передовой с 2014 года. Ребята называли 47-летнего старшину "батей", потому что он помогал и учил каждого. Погиб в бою под Изюмом, прикрывая побратимов. Его 16-летний сын пошел учиться в военный колледж…

История героя
статистика
Курс криптовалюты сегодня

Валюта

Цена, usd

Bitcoin (BTC)

66159.75

Bitcoin Cash (BCH)

429.81

Binance Coin (BNB)

607.82

Ethereum (ETH)

3563.3

Litecoin (LTC)

79.18

ЗАПРАВКИ
Топливо сегодня
95+
95
ДТ
ГАЗ
56,97
56,54
49,56
27,55
57,01
54,51
52,01
24,98
57,36
56,30
52,66
25,59
58,79
56,99
55,09
27,48
59,00
57,00
51,90
26,23
61,88
59,41
55,49
27,66
61,99
59,99
55,99
27,97
61,99
59,99
55,99
27,98
62,99
60,99
56,99
27,98
-
53,05
49,75
25,27
Наша экономика
5 главных цифр
1
Потребительская инфляция Потребительская инфляция
18%
2
Учетная ставка Учетная ставка
25%
3
Официальный курс евро Официальный курс евро
29,7 грн
4
Официальный курс доллара Официальный курс доллара
29,25 грн
5
Международные резервы Международные резервы
$22,8 млрд
Знать больше💡
Валюта
Курс гривни сегодня

Валюта

Цена (грн)

Доллар США ($)

40.69

Евро (€)

43.89

"Ми з України"
Наш плейлист

PROBASS ∆ HARDI

"Доброго вечора"

PROBASS ∆ HARDI

Макс Барских

"Буде весна"

Макс Барских

Александр Пономарев

"Україна переможе"

Александр Пономарев

Антитела

"Топити за своє"

Антитела

ТНМК и Kozak System

"Мамо"

ТНМК и Kozak System
Петь вместе!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять