Не только "Захар Беркут": 6 успешных исторических фильмов о патриотизме

17 октября 2019 7:05

Алексей Росовецкий-

Вестерн об ирландском голодоморе и постмодернистский триллер об антифашистском сопротивлении в Нидерландах

Один из наиболее масштабных по размаху украинских блокбастеров за все годы независимости, украинско-американский фильм "Захар Беркут" ожидаемо вызвал оживленные споры в соцсетях и не только. Зрители фильма разделились, как водится, на две категории. И пока ломают копья, кто прав – поклонники фильма или те, кто считает, что 30 млн государственных денег (из 130 млн грн бюджета) были потрачены на маловразумительный трэш, давайте вспомним удачные примеры исторических фильмов, несущих в себе сильный заряд национального патриотизма.

"Черный 47-й" (Ирландия) 2018

Реклама

С известными допущениями у национальных кинематографов Ирландии и Украины есть кое-что общее. В первую очередь магистральной темой стала национально-освободительная борьба. А вот различие одно, самое существенное: ирландцам удалось сделать на этом материале гораздо больше хороших и очень хороших кинокартин. Например, фильм Кена Лоуча о борьбе ИРА в двадцатых годах ХХ века "Ветер, который колышет вереск" получил в Каннах "Золотую пальмовую ветвь"-2006.

Но для этого обзора мы решили взять не прославленный фестивальный хит, а жанровый фильм – вестерн. И хотя жанр "ирландского вестерна" отдает определенной экзотикой, "Черный 47-й" – почти идеальное зрелище, скроенное по лекалам классического вестерна (когда одиночка-мститель берет справедливость в свои руки и выступает против преступных властей), но разыгранное с европейской обстоятельностью и эпической мощью. Речь идет о событиях 1847 года: разгар великого голода, стоивший Ирландии четверти населения, усугубляется преступной политикой английских лендлордов, а любые очаги сопротивления подавляются британскими солдатами быстро и жестоко.

Режиссер Лэнс Дэйли впитал лучшие уроки жанра, от "Дикой банды" до "Непрощенного". Его герой-мститель в исполнении малоизвестного австралийского актера Джеймса Фришвелла, как ему и полагается, не ведает жалости. Но вся эта кровь, которая брызжет в кадре налево и направо, искупается несколькими драматическими сценами, от которых особо чувствительным зрителям может стать нехорошо.

Реклама

Когда невольно вспоминаешь жанрово близкую работу о Голодоморе – "Горькую жатву" с ее хороводами в Национальном музее народной архитектуры и быта "Пирогово" и ряжеными комиссарами, понимаешь: патриотическое кино работает на зрителя только тогда, когда оно неотделимо от профессионального мастерства. В противном случае оно интересно только критикам.

"Завоевание 1453" (Турция) 2012

Этот помпезный исторический блокбастер, как можно судить из названия, рассказывает историю покорения Константинополя в XV веке султаном Мехмедом Завоевателем, который сделал захваченный город столицей Османской империи. Самый дорогой на данный момент фильм турецкого кинопроизводства, стоивший 18 млн долларов, "Завоевание 1453" ожидаемо стал огромным хитом на родине, где его посмотрел каждый десятый зритель. Столь же ожидаемо фильм не снискал успеха в мировом прокате – за исключением разве что диаспоры.

Что легко понять: как это ни печально, но турецкие кинематографисты, следом за отечественными, когда дело касается истории, не признают полутонов, а для исторических врагов – самых черных красок. Например, в отличие от своего киновоплощения, которое напоминает, скорее, блаженного, реальный султан Мехмед II отличался большой жестокостью. О чем, конечно же, в фильме не упоминается ни словом.

Но главная проблема создателей "Завоевания 1453" – не в искажении исторических фактов, что, скорее, нормально. А в отсутствии кинематографической культуры: фильм смотрится как очень дорогой телевизионный сериал средней руки. Конечно же, турецкие кинематографисты совершили мощный технологический прорыв, научившись снимать сложнопостановочные батальные сцены с многотысячной массовкой. Но драматургия и актерская игра остались на уровне турецких романтических ситкомов, которые почему-то пользуются большой популярностью среди отечественных телезрителей.

"Битва у Красной скалы" (Китай) 2009

Реклама

Уроженец Китая, сперва прославившийся в Гонконге жестокими полицейскими боевиками, а затем осевший в Голливуде, Джон Ву больше двадцати лет мечтал экранизировать "Троецарствие" Ло Гуаньчжуна – самый знаменитый литературный памятник Китая, повествующий о грандиозной битве 208 года за объединение разрозненных княжеств в единую страну. Китайское правительство оказалось совсем не против.

В главных ролях снялись знаковые актеры из прогремевших китайских блокбастеров Джана Имоу – опять же, на историческую тематику: Тони Люн, сыгравший в "Герое", и звезда "Дома летающих кинжалов" Такэси Канэсиро. (К слову, этот фильм частично снимался в украинской части Карпат.)

Несмотря на то что для международного проката была смонтирована 2,5-часовая версия фильма, стоит потратить время на пятичасовой оригинальный фильм, разбитый для удобства на две части. В каждой по получасовому сражению, включая финальную битву, вынесенную в заглавие фильма, – а боевые сцены с многотысячной массовкой, конечно же, поставлены очень эффектно. Остальное время мы наблюдаем за красотой ритуалов – чайными церемониями, игрой на цитре, сложением стихов, многозначительными диалогами. И эти эпизоды завораживают не меньше, чем динамичные сцены сражений.

"Битва у Красной скалы" – не только успешный блокбастер, но еще и показательный пример эффективной пропаганды национальной культуры. В Китае история, изложенная в "Троецарствии", известна каждому школьнику. В наших краях, несмотря на то что книга Ло Гуаньчжуна издавалась как минимум трижды – в 1954, 1984 и 1997 гг. (через пять лет после премьеры фильма, в 2014-м, вышло еще одно издание), всякая рецензия на фильм сопровождалась подробным пересказом сюжета и предыстории. Таким образом, Коммунистическая партия Китая не только заработала на прокате фильма 220 млн долларов, что трижды окупило бюджет. Но еще и донесла историю и культуру Китая в каждый уголок мира, где на тот момент был кинотеатр или приличный провайдер.

Реклама

Династии приходят и уходят, а "важнейшее из искусств" по-прежнему остается одним из самых действенных инструментов политики.

Не пропусти!
Французские болельщики перепутали Бухарест и Будапешт. Их приняли за украинцев
Французские фанаты приехали в Бухарест вместо Будапешта

"Патриот" (США) 2000

Пересматривая этот фильм для обзора, прекрасно понимаешь, что "Патриот" – всего лишь высокопрофессионально сделанная манипулятивная агитка, но оторваться невозможно: каждая фраза здесь точно на своем месте, и слезы наворачиваются на глаза, а кулаки сжимаются ровно там, где это задумано по сценарию. Почти идеальный образец того, как нужно снимать патриотическое кино на историческом материале.

Особенно любопытный по той причине, что поставил "Патриота" уроженец Западной Германии Роланд Эммерих, перебравшийся в Голливуд в середине восьмидесятых и начинавший с фантастических боевиков категории В, а исполнители главных ролей Мэл Гибсон и Хит Лэджер (впоследствии прославившийся ролями в "Горбатой горе" и "Темном рыцаре") – австралийцы. Но здесь можно увидеть не только иронию, но и определенный пафос: Америку создавали иммигранты.

Эммерих не скрывал, что вдохновлялся режиссерской и актерской работой Мэла Гибсона в "Храбром сердце". Герой "Патриота" – профессиональный военный на пенсии, который занят своей фермой и воспитанием семерых детей, но не может остаться в стороне от Войны за независимость 1776 года. Добиваясь должных мотиваций для главного героя достать топор войны (причем в самом буквальном смысле), авторы "Патриота" вылепили настолько отвратительные портреты британских карателей, что породили в итоге интернет-легенду о том, что наследники полковника Уильяма Тавингтона (его играет знакомый нам по "Смерти Сталина" Джейсон Айзекс) вчинили студии иск.

На самом деле Банастр Тарлетон – британский полководец, и правда отличившийся жестокостью в войне за независимость США, умер бездетным. Публичные возмущения высказал мэр Ливерпуля Эдвин Клин, который призвал авторов фильма извиниться за очернение образа весьма почитаемого в Ливерпуле военачальника и гражданина. Но победителей, как известно, не судят.

"Огнем и мечом" (Польша) 1999

Один из самых дорогостоящих кинопроектов в новейшей истории Польши (ради 6,5-миллионного бюджета режиссеру Ежи Гофману пришлось заложить дом), трехчасовой исторический эпос двадцать лет назад стал большим событием в нашей стране – нечасто украинские актеры и каскадеры были задействованы в производстве иностранного фильма подобного масштаба.

"Огнем и мечом" закрывает многолетнюю трилогию Гофмана по романам Хенрика Сенкевича: "Пан Володыевский" вышел на экраны в 1969 году, а "Потоп" – в 1974-м. История восстания Войска Запорожского во главе с Богданом Хмельницким против Речи Посполитой в изложении классика польской литературы не отличается особыми симпатиями к украинской стороне. Между тем имеющий давние связи с нашей страной Гофман (кроме прочего, режиссер был женат на киевлянке) постарался максимально сгладить острые углы литературного источника.

На роль Хмельницкого был приглашен Богдан Ступка, который сыграл в "Огнем и мечом" одну из лучших своих ролей. А россиянин Александр Домогаров в образе главного антагониста фильма – казацкого полковника Богуна, своей харизмой играючи заткнул за пояс "хорошего" польского героя Михала Жебровского. Наконец, в финале Гофман прямо называет польский и украинский народ "братскими". И потом, стоит признать, у нас исторических фильмов о казачестве такого класса и такого размаха по сей день так и не сняли.

"Солдат королевы" (Нидерланды) 1977

Экранизация мемуаров Эрика Хазельхоффа Рульфзема – адъютанта королевы Вильгельмины, возведенного в рыцарский чин за свои подвиги в качестве военного летчика и подпольщика нидерландского движения Сопротивления. Это история нескольких университетских друзей из Лейдена, чьи пути снова пересеклись во время войны. И если поначалу юные прожигатели жизни цинично замечают, что "немного войны не повредит", то дальше им придется сделать нелегкий выбор, какую сторону баррикад занять. Кто-то предпочтет умереть под пытками, но не выдать друзей, а кто-то запишется добровольцем на Восточный фронт и наденет черную форму.

"Солдат королевы" должен был реабилитировать не слишком героическую роль голландцев во Второй мировой войне: кроме прочего, Нидерланды подарили Рейху две дивизии добровольцев. Результат получился блестящим – только на родине фильм посмотрели полтора миллиона зрителей. Но несмотря на мощный заряд патриотизма, фильм стал еще и смелым художественным произведением. Циник, сатирик и великий провокатор от культуры режиссер Пол Верховен ("Робот-полицейский", "Она") свободно сочетает в "Солдате королевы" героические эпизоды борьбы подпольщиков с ироничными, полными сарказма эпизодами. Как в знаменитой сцене танца на вечеринке, когда герой Сопротивления, работающий на британскую разведку (его роль играет прославленный Рутгер Хауэр, покинувший нас в июле этого года), вальсирует со своим другом детства, который предпочел служить в СС.

Один из самых дорогих нидерландских фильмов своего времени (с бюджетом в 5 млн гульденов), "Солдаты королевы" стали еще и одним из первых лент, где актеры были вмонтированы в реальную кинохронику. А нереализованная сюжетная линия о юной еврейке, мстящей за смерть родителей, станет основой другого фильма Верховена – "Черная книга" с Карис Ван Хаутен в главной роли, будущей звездой "Игры престолов".

Напомним, что ранее на сайте "Сегодня" выходило интервью с Ирмой Витовской – о съемках, политике и сериале "Чернобыль":

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять