"Учиться приходилось на ходу": история врача, который бросил медицину и ушел в IT

12 июня 2019, 06:56

Виталий Андроник Виталий Андроник

Травматолог-ортопед рассказал, как попал в "компьютерщики" и что сегодня нужно знать в программировании

Андрей Набоков ушел из медицины в начале "нулевых" годов. Тогда финансирование здравоохранения было мизерным – зарплаты травматолога-ортопеда иногда не хватало даже на проезд. А после рождения второго ребенка решил кардинально сменить профессию. Учиться пришлось на ходу.

Реклама

Бывший травматолог-ортопед рассказал сайту "Сегодня", о том, как бросил медицину, и что нужно, чтобы работать в IT.

Андрей Набоков

тестировщик, бывший врач

Я был настолько беден, что у меня часто не было денег на трамвай

Официально моя должность называется "Специалист по качеству программного обеспечения". Я тестирую разработки зарубежных заказчиков. Этим занимаюсь уже 17 лет. Формального образования программиста у меня нет – всему учился на ходу.

До этого я восемь лет проработал врачом. Сначала я окончил медучилище и получил специальность фельдшера. После армии поступил в медвуз и стал травматологом-ортопедом. Мое последнее место работы – младший научный сотрудник Института травматологии и ортопедии. Это была очень большая клиника на 500 коек. Я специализировался на неотложных травмах рук и ног, занимался коленным суставом. Но отрасль сильно недофинансировалась, не было всего оборудования, которое необходимо в травматологии. Это был конец 90-х. Я был настолько беден, что иногда не было денег доехать до больницы.

Мне приходили предложения из зарубежных клиник, но у меня не было за что купить билет. А частных травматологических клиник тогда не было, да и сейчас мало. Это очень дорогая специальность, потому что необходимо дорогое оборудование.

Реклама

В 2000 году, когда родился второй ребенок, я понял, что физически не смогу содержать семью. Еще с институтских времен я интересовался компьютерами, даже закончил курсы программирования на BASIC – на сегодняшнее время это детский лепет. Но, по крайне мере, я мог общаться с программистами на их языке.

Я решился и ушел из медицины.

Как я нашел первую работу

Первую работу нашел через интернет. В сети наткнулся на бельгийскую компанию, которая искала врача для тестирования медицинских программ.

Чтобы туда попасть, надо было пройти IQ-тест на английском языке. Потом мне дали пробное задание написать небольшой сайт на четыре страницы. С заданием я справился за час, и меня приняли. Всему остальному я учился прямо на месте.

Первым проектом была 3D-визуализация данных компьютерной томографии. Как врач я рассказывал разработчикам, как программа должна выглядеть, чтобы ею смогли пользоваться медики. За месяц я включился в проект и работал, как нужно.

Реклама

Я бы с удовольствием работал бы в медицинских проектах и дальше, но такие фирмы не заходят в Украину – у нас нет производства. Я бы с радостью тестировал медоборудование, оснащенное программами. У нас в основном разрабатываются проекты для бухгалтерии, трекинговых систем, финансовой отчетности.

Сейчас я работаю как частный предприниматель и оказываю услуги компаниям.

Чем занимается тестировщик

Когда компания создает проект, то набирает команду, в том числе и тестировщиков. Профессия на рынке востребована, примерно четверть всех специалистов в ІТ-сфере – тестировщики.

Работать приходится как с готовыми программами, так и теми, которые только разрабатываются. Работа над одним проектом может занимать от нескольких месяцев до года или двух.

Реклама

Фото:pixabay.com

Сначала тестировщик изучает документацию: что программа должна делать, как должна выглядеть и для чего проект создается вообще. Проверяет эти документы на предмет того, есть ли там "дыры", то есть, не забыли ли чего-то. Еще до разработки программы я пишу тест-кейсы – алгоритм тестирования разработки. Затем программисты пишут программу, а я ее тестирую по кейсам. Если есть ошибка, я сообщаю о ней, и разработчики ее исправляют, потом я проверяю ее еще раз. Тестирование включает несколько кругов, и в конце получается готовый продукт, которым можно пользоваться. Это очень похоже на медицину – по определенным симптомам ты должен выявить болезнь, назвать и доказать разработчику, что это действительно проблема и какие могут быть последствия.

Каждый проект – это новая технология, и я учусь с нуля. Методика тестирования всегда одинакова, а технология разная. Надо разобраться, как программа работает, на какой платформе, как ее тестировать – каждый раз инструменты разные и приходится учиться по ходу. То есть, я все время в положении ученика, который учится с нуля.

Почему я решил не идти учиться

Я знаю фтизиатра, дерматолога и хирурга, которые пошли в IT. Один вернулся в медицину, а два – остались в этой сфере. Человек, который выучил медицину, может выучить что угодно. Такой багаж знаний, который приходится освоить врачу, абсолютно не сравним с багажом программиста. А когда начинаешь вращаться в этой среде, то постепенно начинаешь говорить с программистами на одном языке.

Да, есть особые области программирования, например, разработка алгоритмов, и это действительно тонкие вещи, где нужна высшая математика. Если туда не лезть, все остальное можно освоить.

Когда-то у меня были мысли пойти и получить специальное образование, но сейчас это не нужно. Если не умеешь, то диплом не поможет.

Когда я начинал, профессии тестировщика у нас не существовало. В Украине не было принято тестировать программы. Когда к нам зашли западные компании, они ввели культуру тестирования, тогда резко понадобились специалисты в больших количествах.

Сейчас в этой сфере большая конкуренция. Если бы я сейчас попытался войти на рынок, то вряд ли бы влился. Институты массово выпускают программистов, часть из которых идет в тестировщики, и рынок сильно наполнился.  

Прежде всего, в ІТ нужен английский язык. Еще нужно что-то иметь такое, что будет цениться – то, что не умеет обычный программист. Например, у меня это было медицинское образование.

Я до сих пор слежу за медициной

Мне всегда нравились компьютеры, я не устаю от своей работы. Но все-таки медицину я люблю больше, чем программирование. Однако, когда отрасль без финансирования, работать в ней невозможно.

Тем не менее, я слежу за тем, что происходит в здравоохранении. После того, как я ушел из медицинской практики, издал две книги: первая – руководство по остеосинтезу, а вторая – это попытка осмыслить историю медицины и того, как она будет развиваться в будущем.

Считаю, что происходящая в Украине медреформа слишком запоздалая. Я знаю ситуацию изнутри - моя жена работает семейным врачом. Я считаю, что реформу надо было начинать в начале 90-х, когда были кадры, деньги и больницы еще были относительно новыми. Был задел, и самый болезненный момент реформы можно было как-то проскочить. Сейчас время упущено, все разваливается на глазах, врачи разбегаются. Что бы не начать делать, кадры в медицине от этого не появятся. Для этого надо набрать в новый вуз студентов и только через шесть лет будут интерны, еще через три года появятся самостоятельные врачи. На подготовку новых врачей нужно девять лет, а что девять лет будет делать население – непонятно. На реформу нужны огромные деньги, сейчас на медицину тратиться всего 3% бюджета страны, нужно хотя бы 10%, потому что реформа забирает много ресурсов.

Напомним, ранее мы рассказывали, как выборы президента повлияли на рынок труда.

Смотрите также видео интервью сайта "Сегодня" с одним из гуру IT-бизнеса в Украине Александром Ольшанским.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...
Хочешь быть в курсе последних событий?
Подпишись на уведомления. Показываем только срочные и важные новости.
Хочу быть в курсе
Я еще подумаю
Пожалуйста, снимите блокировку сообщений в браузере!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять